Пользовательского поиска
Экология
Новости
Библиотека
Законодательство
Эко словарь
Заповеди экологии
Ваш вклад в дело
Вы не поверите!
О проекте




Служба вскрытия замков иваново roszamok.ru.




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Новые исследовательские программы

Исследования процесса коэволюции Человека и биосферы, выработка требований к поведению Человека, необходимых для развития нашей цивилизации в условиях экологических, энергетических и других кризисов, ставят перед наукой совершенно нетрадиционные задачи. Ни экономика, ни другие общественные науки не имеют необходимых средств для их исследования, получения качественных, а тем более количественных оценок в анализе возможных альтернатив человеческой деятельности. Это тоже наглядно показали последнее десятилетие и те работы по изучению глобальных проблем, которые появились в мировой печати за это время.

Исходной позицией для анализа проблем коэволюции должно быть глубокое и тщательное изучение взаимосвязей человеческого общества и окружающей среды. Это знание и должно стать тем фундаментом, на котором позднее сделается возможным построить хорошую систему моделей совместного развития общества и окружающей среды. Остановимся на некоторых аспектах этой проблемы.

Энергетический аспект. Одной из отличительных особенностей истории нашей цивилизации всегда была «борьба за энергию», которую человек стремился поставить себе на службу. Всю историю человечества, наверное, можно переписать под этим углом зрения. Несмотря на рост производительности труда, на непрерывное совершенствование технологий и повышение мастерства, люди создавали все более энергоемкие производства. Основной вклад в развитие производительности труда давала именно энергетика - она все время развивалась опережающими темпами. Эта тенденция становится особенно наглядной на примере развития сельского хозяйства. Я уже сказал, что в XX веке средняя урожайность зерновых в развитых странах возросла примерно в три раза. Это качественно изменило продовольственную ситуацию во всем мире и, прежде всего, в Европе. Но и в развивающихся странах, особенно в Мексике и Индии, «зеленая революция» также внесла важнейшие изменения в судьбы народов.

Если мы начнем анализировать причины этого феномена, то легко обнаружим, что в его основе - резко возросшая энергоемкость сельскохозяйственного производства. Можно говорить, конечно, и о том, что в основе «зеленой революции» лежал системный подход: согласованный, продуманный, хорошо взвешенный комплекс мероприятий. Но даром ничего не дается. Переход от естественных удобрений к искусственным, замена конной тяги машинами, машинизация технологии переработки сельскохозяйственной продукции и многое другое привели к тому, что затраты энергии на производство тонны пшеницы возросли почти в сто раз. Поскольку искусственная энергия была дешевой, то увеличение энергоемкости в сочетании с ростом урожайности зерновых привело к значительному уменьшению трудозатрат и себестоимости, к невиданному расцвету сельскохозяйственного производства не только в индустриальных странах, но и всюду, где «зеленая революция» имела твердую научную системную базу. Интересен пример штата Пенджаб в Индии, где умные целенаправленные действия правительства штата, быстрый рост общей культуры земледелия сделал этот штат самым богатым районом Индии (что, к сожалению, имеет и негативные последствия - стремление к сепаратизму!).

Итак, производство энергии, а следовательно, и количество извлекаемого энергетического топлива шло темпами, непрерывно и намного опережающими темпы производства сельскохозяйственной продукции. Такая же картина наблюдалась и в других отраслях производства. Опережающее развитие энергетики считалось аксиомой теории экономического развития, справедливой в равной степени и для капиталистической, и для социалистической экономик. Этот тезис вошел в большинство учебников. Об этом говорят и сейчас на лекциях по экономике.

Однако я уже начал рассказывать, что в последние годы наметилась новая тенденция. Все в большей степени начали развиваться такие формы деятельности и производства, которые требуют значительно меньших затрат энергии на единицу продукции, чем было раньше. Это так называемые наукоемкие производства, основанные на преобразовании информации и новых научных разработках. К их числу относятся прежде всего микроэлектроника, телематика (симбиоз телевидения, вычислительной техники и космической связи), робототехника и, конечно, биотехнология.

Примечание. Наукоемкие производства требуют огромных капиталовложений, связанных к тому же с определенным риском: ведь вопрос в том, удастся ли создать новую технологию или нет, никогда заранее не может иметь положительного ответа. Поэтому многие работы, связанные с созданием новых технологий, становятся не под силу отдельным, даже мощным корпорациям. С этим фактом связано новое интересное явление. На Западе начинают возникать так называемые «бесприбыльные корпорации». Это самостоятельные организации, ведущие исследовательские и опытно-конструкторские разработки. Однако их деятельность финансируется некой группой корпораций, своеобразной их кооперацией, обладающей правом собственности на разработки «бесприбыльных корпораций». Подобный опыт капиталистических стран может быть интересен и для стран социализма.

Одновременно в последние десятилетия происходит и интенсивное совершенствование традиционных технологий, значительно уменьшается их энергоемкость, появляются так называемые «энергосберегающие технологии» и т. д. Развитие работ в этой области стимулируется, в частности, непрерывным повышением цен на ископаемое топливо. Последствия этих тенденций уже начинают сказываться. Темпы роста энергетики начали постепенно снижаться, и сейчас они уже ниже темпов роста валового продукта. Все это может оказать глубочайшее влияние на структуру энергетического баланса, а следовательно, на цивилизацию в целом. Одно из следствий такой тенденции - перемещение энергоемких производств из развитых стран в страны «третьего мира». Энергоемкость превращается в одну из важнейших характеристик производства. Это все приведет, наверное, к изменению наших представлений о будущем энергетики. Кроме того, после ряда аварий на ядерных электростанциях произойдет, вероятно, известная переоценка и технических перспектив развития энергетики. Поэтому разработка новых сценариев развития энергетики представляется одним из очень важных направлений исследовательской деятельности, далеко выходящей за национальные рамки.

Проблема замкнутых технологий. На протяжении почти всей истории своего становления человечество вписывалось (или почти вписывалось) в естественные циклы биосферы: практически, во всяком случае до конца неолита, оно не прикасалось к той кладовой, которую нам запасла Природа. Исключение составляло, вероятно, лишь уменьшение плодородия почвы в зонах неумеренного выпаса скота или неумелого орошения (засоление земель в районах традиционного орошаемого земледелия) . Но это нарушение естественного хода вещей носило в те времена локальный характер и не вносило существенных изменений в общепланетарный круговорот биогенных веществ. Но начиная с бронзового века ситуация постепенно меняется, а после эпохи Возрождения несбалансированность человеческих потребностей, их несоответствие естественным циклам биосферы начало принимать все более угрожающий характер.

Производственную деятельность можно рассматривать в качестве некоторого единого технологического процесса обеспечения людей всем необходимым. В свете сказанного мы можем утверждать, что эта технология становится все более незамкнутой: она не может существовать без использования невозобновляемых запасов земных недр, то есть она все время истощает земные ресурсы (и не только энергетические) и производит во все большем количестве отбросы.

Употребляя слово «отбросы» (или мусор), я имею в виду производство веществ, которые не могут быть утилизованы людьми и идут в отходы. С этой точки зрения не только человек, но и природа является мусоропроизводителем. В самом деле, часть веществ, участвующих в круговороте, неизбежно выносится из него, выпадает в осадок, например. Конечно, с течением времени эта часть снова включается в геохимические циклы, но время, которое для этого необходимо, уже на много порядков больше периодов естественных циклов биосферы, которые интересуют людей, - это время геологической перестройки поверхности планеты. Так вот, по данным В. А. Ковды, человечество как «мусоропроизводитель» уже более чем на три порядка, то есть более чем в 1000 раз, обогнало остальную Природу.

Для того, чтобы увидеть наглядно эту «несбалансированность» человеческих потребностей и объем возможных «отбросов», достаточно однажды проехать в район Курской магнитной аномалии, где объемы извлекаемых из земли и неиспользованных минералов превосходят потребности человечества в десятки раз.

Кроме того, человечество начинает испытывать дефицит и в возобновляемых ресурсах, например, пресной воды! Вот почему сейчас во всех развитых странах предпринимаются большие усилия для создания и внедрения безотходных или замкнутых технологий, полностью утилизирующих используемый ресурс. Но надо ясно себе представить, что, решая подчас важнейшие частные задачи, они не способны оказать существенного влияния на несбалансированность хода использования ограниченных земных ресурсов.

Становится все более очевидной необходимость коренной перестройки потребностей человечества, их согласования с теми реальными возможностями, которые нам может предоставить оскудевающая планета. Но для этой перестройки недостаточно изменить техническую или технологическую основу цивилизации. Ее осуществление потребует коренной организационной перестройки общественных и социальных структур и способности людей изменять нравственный фундамент нашего бытия и привычную шкалу ценностей. Как подступиться к этим проблемам? Какие здесь должны быть основополагающие принципы?

Все подобные вопросы требуют нового мышления, новых исследовательских программ, объединения интеллектуального потенциала всех земных цивилизаций.

Организационный аспект. Развитие технологий, научно-технический прогресс требуют непрерывного совершенствования и изменения организационных структур производственной деятельности. Процесс концентрации промышленного производства, предсказанный К. Марксом еще в прошлом веке, сделался основой организационной перестройки мировой промышленности в XX веке. В капиталистическом мире в послевоенные годы стали создаваться грандиозные наднациональные корпорации. Интенсивная концентрация и специализация производства происходят и в социалистических странах, где стало возникать отраслевое управление, объединяющее деятельность огромного количества предприятий. Стали возникать своеобразные отраслевые монополии. Обратим внимание на то, что концентрация сопровождается, как правило, и специализацией промышленности.

Следует заметить, что все подобные явления - концентрация, специализация, кооперация, которые постепенно приобретают общепланетарный характер, вносят очень много нового и в социальную сферу и в перестройку политической структуры мира. Возникают и новые противоречия, например, противоречия между наднациональными корпорациями и отдельными странами, причем это касается не только развивающихся стран. Даже страны такого ранга, как Франция или Италия, вряд ли могут предпринять многие действия без оценки возможной реакции транснациональных корпораций и международных организаций вроде Международного валютного фонда.

Я уже говорил о том, что развитие техники и технологии в XX веке все время характеризуется ускоряющимся темпом роста. Феномен научно-технического прогресса в том и состоит, что темпы совершенствования технических средств, создания новых технологий, обновление ассортимента непрерывно возрастают. Человечество получает новые виды энергий, новые материалы, новые возможности существования. И нет никаких признаков стабилизации, возвращения к «доброму старому времени». Эти особенности свойственны в равной степени и странам капиталистическим и социалистическим - научно-техническая революция становится перманентным состоянием общества. Новые технологии требуют непрерывной перестройки и совершенствования организационных структур в производственной деятельности, новых способов и принципов управления.

Диалектика нашей жизни такова, что одновременно с новыми техническими завоеваниями элементы комплекса Человек - биосфера оказываются все более связанными между собой, все более взаимосвязанными, и дальнейшее развитие цивилизации требует создания такой организации производственной деятельности и такой структуры производительных сил, которые не только были бы способны учитывать эти особенности, но и согласовывали бы действия людей, направляли бы их усилия в определенное русло, которое предстоит еще найти. Без этого человечество не сможет сохраниться на планете и перейти в эпоху ноосферы - это важнейшее следствие экологического императива.

Современная экономическая наука, которая занимается изучением производственной деятельности, не располагает средствами и принципами для решения подобных организационных проблем, затрагивающих, с одной стороны, вопросы взаимодействия Человека и биосферы, а с другой - ставят нас перед необходимостью более глубокого изучения взаимозависимости социальной и производственной организации общества.

Связь социального и экономического впервые стала изучать классическая буржуазная политэкономия Кэне - Адама Смита - Рикардо. В политэкономии К. Маркса глубокая зависимость, слитность социального и экономического, единство всех процессов общественного развития делаются исходным принципом анализа. Однако во второй половине XIX века, после так называемой «революции Вальраса» и появления «неоклассической», или, более точно, «вульгарной», политической экономии, как ее называл К. Маркс, в западной экономической науке был выдвинут принцип «чистой экономики». Он означает стремление отделить экономические исследования от всех проблем социальной природы.

Буржуазная экономическая наука с тех пор основные усилия направляет на решение задач узкого круга, относящихся только к экономической тематике. Центральными становятся вопросы рынка, эволюции, цен, движения капиталов и т. д. Связь экономических процессов с проблемами общественной организации, со структурой производственных отношений отходит на задний план, если не исчезает совсем. Заметим, что именно подобные проблемы, в которых были выделены четкие количественные показатели экономической природы, послужили источником развития специальных математических методов, получивших название «экономико-математических».

В известной степени подобная узость проблематики свойственна не только буржуазным экономистам, но и специалистам, которые занимаются проблемами экономики социалистических стран. Вопросы организационные и социальные остаются на периферии экономических исследований, не увязываются в единое целое с проблемами развития экономики. В центре внимания ученых-экономистов оказываются преимущественно вопросы планирования, распределения ресурсов по отраслям и т. д. В рамках подобной тематики развиты разнообразные методы анализа экономического роста, основанные на использовании законов сохранения (балансовых соотношений), методов оптимизации, игровых подходов и т. д. К ним нельзя относиться негативно, ибо созданный разнообразный и эффективный инструментарий позволяет решать многочисленные и важные для практики задачи.

Тем не менее становится все более очевидным, и не только для специалистов-политэкономов, что подобных подходов уже недостаточно для количественного анализа перспектив экономического развития и для сопоставления альтернативных вариантов целенаправленных усилий, а тем более для решения сложнейших проблем взаимодействия человека и окружающей среды. Обратим внимание на две проблемы, относящиеся к этому кругу вопросов, которые среди множества экономических проблем, возникающих в теоретической науке, занимают сейчас, по моему мнению, ведущее место.

Первая - это проблема соизмерения скорости развития производительных сил и изменения экологической обстановки.

Несмотря на резкое расширение разнообразных возможностей обеспечения жизнедеятельности людей, которые раскрывают для человеческой активности научно-технический прогресс, они всегда будут достаточно ограничены. И с этим фактом нам придется считаться всегда - теперь уже всегда

Наука позволяет делать известные прогнозы, то есть давать оценку роста и расширения тех границ, которые ставят Природа и наши технические возможности. Но «дальновидение» науки в подобных вопросах также всегда ограничено: любой прогноз теряет свою точность по мере удаления горизонта. Скорость нашего движения вперед, наращивание технического и экономического потенциалов должны быть соизмеримы с нашими возможностями: новые нагрузки на биосферу должны быть компенсированы развитием ее возможностей адаптации к этим нагрузкам и нашей способностью их компенсации. Кроме того, мы должны знать заранее о возможных опасностях. Модели прогнозирования и должны нам помочь в выборе альтернативных вариантов развития производительных сил, в выборе направлений научной деятельности и т. д.

В первой главе этой книги уже говорилось об особенностях общепланетарного эволюционного процесса, о том, что переход за критическое значение того или иного параметра может вывести биосферу на непредсказуемый необратимый режим. Значит, задача состоит теперь в построении такой системы экономических моделей, которые были бы связаны с параметрами биосферы и позволяли бы контролировать соответствие производственной деятельности допустимым нагрузкам на окружающую среду.

Кое-что в этом направлении уже делается. Но это только первые и пока робкие шаги. Мы очень многого еще не знаем. Например, мы практически не умеем учитывать такой важнейший экологический фактор, как демография.

Конечно, экономисты используют в своих расчетах демографические оценки. Но, как правило, эти прогнозы носят характер простых экстраполяции статистических данных предшествующих лет. Мы не знаем главного - как мы можем влиять на характер рождаемости и менять его в зависимости от потребностей общества.

Точно так же обстоит дело и с миграцией населения - она почти непредсказуема.

Здесь мы сталкиваемся с одной из принципиальных трудностей управления процессами общественного развития - с проявлением стихии поведения миллионов людей, с поведением «масс». Даже ретроспективный анализ пока еще очень беден и мало что может дать для выработки тех или иных рекомендаций. Кроме того, универсальных рекомендаций, по-видимому, и не существует. Огромную роль в демографических процессах играют традиции, религия, воспитание и другие неизвестные нам факторы. А экономические причины далеко не всегда оказываются на первом плане.

Мы более или менее знаем демографическую ситуацию в развитых странах. Создается впечатление, что решающим фактором здесь оказывается не уровень жизни, а уровень пенсионного обеспечения. Как показывает опыт Швеции, Советского Союза и других стран с высоким уровнем пенсионного обеспечения, рождаемость населения имеет тенденцию к снижению вместе с ростом пенсий и объемом услуг, которые общество оказывает своим престарелым членам. Функция гаранта благополучия стариков как бы переходит от детей к обществу в целом, снижая одновременно стремление людей иметь много детей. Таким образом, биологическая потребность иметь много детей не такой уж очевидный факт, как это считалось раньше.

Как показывает статистика Советского Союза, на все подобные тенденции очень влияет фон традиций. Несмотря на то, что по уровню жизни и уровню пенсионного обеспечения Среднеазиатские республики находятся в условиях не менее, а часто и более благоприятных, чем другие, рождаемость там самая высокая в стране. Я думаю, что большую роль здесь играет религиозная традиция ислама.

Совершенно иной характер имеют демографические процессы в развивающихся странах. Там рождаемость находится практически на уровне предельной биологической возможности организма. А появление элементов медицинского обслуживания привело лишь к снижению смертности - в результате катастрофический демографический взрыв, о котором так много пишут и которому уделяют много сил различные международные организации (ООН, ЮНЕСКО и т. д.)

Сегодня мир уже перенаселен почти всюду, и этот факт во многом определяет особенности современной экологической ситуации. Особенно опасны последствия перенаселения стран «третьего мира»: вследствие стремительного роста населения промышленное развитие этих стран не может обеспечить даже сохранения нынешнего крайне низкого уровня жизни. Валовой национальный продукт в странах «третьего мира» на душу населения в 10 - 20 раз ниже уровня развитых стран. И этот разрыв непрерывно увеличивается. Особенно остро стоит вопрос о дефиците белковой пищи, который катастрофически растет, несмотря на «зеленую революцию», помощь Организации Объединенных Наций и т. д.

Ситуация в развивающихся странах представляет потенциальную опасность для человечества в целом. Демографические и социальные проблемы «третьего мира» и различие в уровнях жизни по сравнению с развитыми странами носит название проблемы «Север - Юг». Общепризнанным является утверждение о том, что они требуют кардинальных политических и социальных решений. Но наука, к сожалению, не может предложить ни альтернативных методов их решения, в долговременном плане, "ни даже хороших моделей, позволяющих построить более или менее достоверный прогноз развития экологической обстановки «третьего мира» и влияния ее изменений на другие страны.

Итак, «проблема соизмерения», как мы назвали ту. совокупность вопросов, которые связаны с оценкой экологической обстановки и ее ближайшими перспективами, требуют широкой международной программы исследований, создания системы эффективных моделей, банков данных и т. д.

Вторая - проблема организационных структур.

Организационные формы производственной деятельности (структура иерархической подчиненности, распределение прав, обязанностей, ответственности), или, что то же самое, распределение власти, самым непосредственным образом влияют на развитие экономического процесса. 1 Они во многом определяют характер производственных отношений, стремление людей и их волю к достижению тех или иных результатов, и так же, как любое производство определяется качеством оборудования, уровнем технологии, мастерством и дисциплиной производственного персонала, их результаты непосредственно зависят от организации, от тех отношений (не только производственных).

Несмотря на всю важность, эти проблемы экономистами почти не разрабатываются. Ими иногда занимаются социологи и то без связи с теми общими вопросами, о которых идет речь в этой книге.

Рассматривая проблемы глобальной экологии и прежде всего взаимоотношения человечества и окружающей среды, изучая способы использования ресурсов, развитие производительных сил и распределение усилий людей, мы не можем игнорировать правовые аспекты и ту взаимосвязь хозяйственных и политических организмов, которые определяют структуру (организацию) общества. Распределение власти может оказать решающее влияние на выбор стратегии в использовании тех или иных ресурсов, структуры запретов (если пользоваться экологической терминологией), капиталовложений и т. д. И считаться с подобными факторами, учитывать «распределение власти» оказывается необходимым при рассмотрении любых, более или менее крупных проектов, а тем более международных программ.

Простой пример - строительство очистительных сооружений. Оно уже в своей основе содержит источник для конфликтов, требующих применения власти. В самом деле, вкладывая средства в очистительные сооружения, предприятия понижают собственную рентабельность - свою конкурентоспособность, если речь идет о капиталистических странах, свою способность выполнить плановые задания, если мы говорим о централизованной социалистической экономике. Но растущее загрязнение реки и окружающей среды резко ухудшает условия жизни того города, в котором находятся эти предприятия. Город, его власти, люди, которые в нем живут, заинтересованы в том, чтобы капиталовложения в строительство очистных сооружений были по возможности больше.

Их цели, таким образом, не совпадают - точнее, не тождественны интересам предприятий и отрасли, которой эти предприятия подчинены. Окончательное решение о размерах капиталовложений в строительство очистных сооружений будет зависеть от того, в каком соотношений находятся права предприятий и права города.

И так во всем. Общество представляет собой совокупность различных групп, классов, организаций, государств, обладающих своими собственными интересами с определенными возможностями им следовать. Существование палитры различных интересов, часто противоречивых устремлений, и есть тот фон, на котором развивается любая производственная деятельность и взаимоотношения общества и биосферы.

Различные группы имеют различные интересы
Различные группы имеют различные интересы

Может быть, даже больше - это тот скрытый механизм, который раскручивает всю производственную машину, определяет все действия людей, И без его исследования, ясного понимания его роли в жизни общества всякие прогнозы экономического развития и планирования в том числе становятся, мягко говоря, необоснованными.

В конечном счете ведь не люди существуют для экономики, а экономика призвана обеспечивать потребности людей, соответствовать их интересам. И именно та сложная противоречивость интересов и целей, которая свойственна человеческому обществу, определяла всегда действия людей и историю общества и будет всегда существовать, ибо без нее прогресс невозможен!

Экономика, развитие производительных сил, научно-технический прогресс, взаимодействие с окружающей средой - это лишь производные той борьбы противоречий, стремлений и желаний, которая и представляет жизнь человеческого общества. Это и есть фундамент экономики и экологии человека, основа для выбора вариантов человеческой деятельности.

На протяжении всей истории цивилизации конфликты и споры между людьми, странами, классами... так или иначе разрешались, очень часто приводя к разрушительным войнам, которые отбрасывали человечество на много лет назад - его история отнюдь не прямолинейна. Теперь же мы живем в эпоху экологического императива, когда силовые разрешения конфликтных ситуаций, разрешение противоречий с помощью войн недопустимо. Человечество должно искать для этого иные пути. Их возможность - возможность существования компромиссов, приемлемых для всех участников конфликтов, связанных с экологическими проблемами, - мне представляется одним из важнейших следствий того очевидного факта, что интересы субъектов (то есть возможных «юридических» лиц) не строго противоположны, поскольку все они, помимо собственных интересов, заинтересованы в сохранении экологической стабильности. Это обстоятельство и позволяет надеяться на возможность отыскания взаимоприемлемых компромиссов, то есть на выработку некоторого коллективного решения.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич - подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001-2017
Вдохновитель и идеолог проекта: Злыгостева Надежда Анатольевна
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://ecologylib.ru "EcologyLib.ru: Экология"