Пользовательского поиска
Экология
Новости
Библиотека
Законодательство
Эко словарь
Заповеди экологии
Ваш вклад в дело
Вы не поверите!
О проекте








предыдущая главасодержаниеследующая глава

5. Современные социально-экономические концепции окружающей среды и их отражение в работе международных организаций

Экологическая проблема вызвала в западной литературе многочисленные концепции, теоретические решения сущности, причин, характера отношений, сложившихся в области взаимодействия общества и природы, породила теоретический и практический поиск выхода из угрожающего экологического кризиса.

Все эти концепции, несмотря на их разнообразие и внутреннее различие, можно объединить под одним общим названием - энвайройменталистские (от английского environment - окружающая среда). Характерной чертой энвайронменталистских концепций является стремление найти решение всех проблем, связанных с загрязнением окружающей среды, без коренного изменения социально-экономических отношений буржуазного общества. Многие авторы, пишущие в духе этих концепций, подвергают критике, нередко острой, те или иные порядки капиталистического хозяйства, указывают на преимущества социализма в решении экологических проблем, однако не доходят до требования уничтожения основ капитализма как самой фундаментальной социально-экономической причины угрозы экологического кризиса.

Буржуазные энвайронменталистские концепции (как оптимистического, так и пессимистического направлений) носят конвергентный характер. Авторы этих концепций стремятся представить дело так, что экологическая проблема создает якобы новую идеологическую ситуацию в мире, в условиях которой все классовые разногласия, все идейно-политические противоречия социализма и капитализма должны отойти на второй план перед лицом общечеловеческой задачи защиты окружающей среды.

Действительно, решение экологических проблем возможно лишь при объединении усилий всех народов и государств, при тесном международном сотрудничестве. И наша страна ведет активную деятельность по развитию международного сотрудничества в исследовании проблем окружающей среды. Однако это не значит, что при этом идейные различия стираются, теряют свое значение. Наоборот, чем глубже мы знакомимся с экологической проблемой, вставшей перед современным человечеством, чем больше раскрываем ее причины, тем яснее становится, что глубинным источником угрозы экологической катастрофы является капиталистический строй, основанный на частной собственности на средства производства, тем больше становится понятно, что полное преодоление трудностей, возникших в области отношения общества и природы, предполагает коренное преобразование общества на социалистических основах.

Проблемы взаимоотношения природы и общества являются комплексными, они затрагивают различные отрасли знания и практической деятельности. Это обусловило возникновение точек зрения, исходящих из основ различных наук. Получили распространение философские, социологические, географические, биологические, технические и другие концепции. Однако в глубинных своих основах экологическая проблема является социально-экономической, связанной с пониманием сущности общественной жизни, с целями общественного производства, тенденциями и перспективами человеческого прогресса. И не случайно, что проблемы взаимоотношения общества и природы, имеющие столь важное практическое значение, в то же время являются ареной острой идеологической борьбы.

Многие авторы отмечают, что основную нагрузку в решении экологической проблемы должна нести экономическая наука. Действительно, проблемы, возникшие в области отношения общества и природы, проистекают главным образом из сущности, характера общественного производства, направления развития экономики, из социально-экономических отношений. Практическое решение экологической проблемы в значительной степени зависит от того, будут ли найдены экономические рычаги, способные так ориентировать развитие экономики общественного производства, чтобы сохранять и воспроизводить окружающую человека среду.

В энвайронменталистской литературе получила немалое распространение концепция, представители которой пытаются доказать необходимость ограничения научно-технического прогресса, приостановки развития производства, сдерживания исторического продвижения общества вперед. Примером могут служить нашумевшая книга "Пределы роста", написанная группой авторов под руководством Д. Медоуза, и работа Кеннета Уатта "Эффект Титаника. Планирование немыслимого" (The Limits to Growth. A report for the club of Rome's Project on the Predicament of Mankind, N. Y., 1972; Meadows D. H., Rоvnders Y., Kenneth E. F. Watt. The Titanic Effect. Planning for the Unthinkable. N. Y., E. P. Dutton & Co., 1974). В книге "Переделы роста" рассматривается динамика и влияние на настоящее и будущее развитие человечества таких факторов, как рост народонаселения, истощение невозобновимых природных ресурсов, рост промышленного и сельскохозяйственного производства, а также все возрастающее загрязнение окружающей среды.

В качестве метода исследования авторы избрали математическое и кибернетическое моделирование на основе так называемой системной динамики - подхода, ориентированного на изучение процессов в их взаимосвязях. Исследование исходит из двух фундаментальных фактов: физической ограниченности нашей планеты и характерной, по меньшей мере для последних трехсот лет, закономерности количественного роста по так называемой экспоненте, свойственного процессам, протекающим с непрерывным ускорением. Это порождает огромные величины и приводит к достижению пределов, при которых развивающаяся система разрушается.

Авторы рассматривают модель мира, состоящую из пяти отмеченных выше компонентов, в различных вариантах: все факторы (компоненты) возрастают до тех пор, пока быстрое истощение не затормозит промышленного развития; предполагается удвоенный запас ресурсов, использование которых приведет к перенасыщению биосферы отходами; при неограниченных запасах ресурсов для промышленного производства и контроле за загрязнением биосферы наступит истощение обрабатываемых земель; неограниченные запасы ресурсов, возрастание продуктивности земель и сельского хозяйства обусловят безграничный рост народонаселения, при обеспечении которого производство разрушит окружающую среду, и др.

Анализ всех вариантов моделей мира, как полагают авторы, показывает, что экологическая катастрофа с неизбежностью наступит примерно в 2100 году. Поэтому они предлагают заморозить производство, сохранить его "нулевой рост".

Столь пессимистический вывод, сделанный якобы в результате глубоко научного исследования, вызвал в мире много откликов и послужил толчком к широкому распространению на Западе и в странах "третьего мира" весьма мрачных настроений. В действительности, как показывает внимательный анализ книги "Пределы роста", в ней допущено много ошибок методического, фактического и социально-экономического порядка.

Основной метод, применяемый авторами книги, это экстраполяция тенденций, прослеживающихся в развитии пяти компонентов начиная с 1900 года. Между тем хорошо известно, что метод экстраполяции непригоден для научного прогноза, так как он не учитывает возможные качественные изменения в развитии прогнозируемых явлений, не способен предсказать новые связи и отношения. Авторы, хотя и говорят о современной НТР, тем не менее не учитывают в должной мере то новое, что она несет в область отношения общества и природы.

Принимаемые авторами исходные позиции во многом не соответствуют наблюдаемому фактическому положению дел. Так, они нередко указывают на рост народонаселения как на важнейшую причину угрозы экологического кризиса. Между тем эколого-кризисные явления получили очень большую остроту совсем не в тех странах, которые характеризуются в наше время быстрым ростом народонаселения, а в тех, для которых характерно нормальное развитие демографических процессов, - в США, Японии, странах Западной Европы. Именно эти страны являются основными загрязнителями биосферы планеты в связи с высоким уровнем развития материального производства.

Может быть, рост народонаселения стран, особенно загрязняющих окружающую среду, оказывает давление на производство, и по этой причине оно загрязняет окружающую среду? Анализ показывает несостоятельность и этого предположения. Как отмечает американский буржуазный экономист Г. Ландсберг, за последние 30 лет в США рост производства электроэнергии, одного из основных источников загрязнения среды, только на 1/10 можно отнести за счет роста населения (Cм. Economic Growth, vs. the Environment. Edited by W. Yohnson, I. Hardesty. San Diego, San Diego State College, 1972, p. 151).

Указание авторов книги "Пределы роста" на рост народонаселения как на одну из основных причин угрозы Экологической катастрофы представляет собой разновидность неомальтузианства и подвергается критике многими социологами, экономистами, демографами. Эта критика нашла свое отражение и в обобщающих материалах ООН. Так, в "Обзоре промышленного развития", подготовленном ко второй Генеральной конференции ЮНИДО (март 1975 г.), в специальном разделе "Вопрос о пределах роста" отмечается, что группа экономистов, занимающих крайнюю позицию, предполагает, что "население, промышленное производство и потребление невосполнимых природных ресурсов будут постепенно возрастать до тех пор, пока загрязнение, являющееся результатом роста населения и промышленности, не превысит способности земли поддерживать дальнейший экономический рост. Однако рост населения, экономики, с одной стороны, и сохранение или улучшение окружающей среды, с другой стороны, взаимно не исключают друг друга" (Док. ЮНИДО ID/Conf.3/2 (ID/134), стр. 155). Далее указывается, что авторы концепции "нулевого роста" игнорируют как изменения в процессах роста населения, так и различные экономические концепции, разрабатывающие рыночные рычаги регулирования потребления тех или иных природных ресурсов.

Положение о том, что рост народонаселения является причиной загрязнения окружающей среды, находится в противоречии с широко известными фактами. Так, хорошо известно, что производство США дает 45-50% всех загрязнений нашей планеты, а проживает в этой стране только 6% мирового населения. Развивающиеся страны, на долю которых приходится 47,4% мирового населения и всего 7% мировой промышленной продукции, дают очень незначительный процент загрязнения.

Не выдерживает критики и ссылка авторов книги "Пределы роста" на истощение ресурсов как причину скорого наступления экологической катастрофы. Рассматриваемая концепция игнорирует положение, согласно которому с развитием науки и техники открываются совершенно новые возможности обеспечения производства необходимыми ресурсами. Так, в последние десятилетия создаются и получают все более широкое распространение различного рода пластмассы, успешно конкурирующие со многими сталями и цветными металлами. Благодаря многим преимуществам в сравнении с металлами - относительной легкости, высокой коррозийной устойчивости, довольно высокой прочности и др, - они все шире проникают в различные отрасли хозяйства. Согласно прогнозу, к 2000 году потребление металлов вырастет немногим более чем в 2 раза, в то время как потребление синтетических материалов увеличится более чем в 20 раз.

Кроме открывающихся возможностей создания новых материалов в настоящее время ведутся исследования добычи традиционных материалов не из руд, как до сих пор, а из морской (океанской) воды, из других компонентов земной коры.

Вообще ресурсы - понятие историческое. То, что на одном историческом этапе считается необходимым ресурсом для производства, то на другом этапе может потерять свое значение. "Ресурсность" того или иного материала обусловливается уровнем научного и технического развития общества, а также общественными целями, устремлениями, социально-экономическими отношениями и др.

Кроме того, как показывают исследования, производственно-экономическое развитие страны не связано пропорционально с увеличением потребления ресурсов. Так, в США с 1950 по 1968 год валовой национальный продукт в постоянном долларовом выражении почти удвоился. Однако производство и потребление минеральных веществ и топлива увеличилось лишь соответственно на 30 и 38%. Объем этих природных ресурсов равнялся 37% от валового национального продукта США в 1950 году и лишь 26% - в 1968 году (См. National Commission on Materials Policy. "Towards a national policy, basic data and issues, an interim report", Apr. 1972, in Growth and Its Implications for the Future. Part 1, United States Government Printing Office, Washington, D. C. 1973, pp. 738-797).

Таким образом, если исходить из реальных возможностей, открывающихся в ходе современных научных исследований и экономических тенденций, то картина будущего в области наличия ресурсов производства вырисовывается значительно более оптимистичной, чем се изображают авторы концепции "нулевого роста".

Когда рассматривается вопрос об обеспечении производства ресурсами, следует иметь в виду, что получившие широкое распространение высказывания буржуазных экономистов, социологов, журналистов о приближающемся истощении природных ресурсов в значительной степени преследуют цель формирования общественного мнения, с тем чтобы оправдать действия монополий, повышающих цены на сырье и материалы. Как сообщала газета "Сан-Франциско хроникл", 150 основных газет США получили на ведение этой кампании от нефтяных корпораций в 1971 году 4,4 млн. долл., а в 1972 году - 5 млн. долл. (Cм. "San Francisco Chronicle", May 17, 1972)

Авторы рассматриваемой концепции указывают, что глобальная катастрофа может наступить в связи с нехваткой продовольствия для поддержания жизни растущего населения. При этом они ссылаются на пример развивающихся стран, где сотни миллионов людей находятся в состоянии хронического голода. Этот пример сам по себе противоречит исходным позициям авторов книги "Пределы роста", поскольку в развивающихся странах голод не связан ни с исчерпанием природных ресурсов, ни с высоким уровнем загрязнения окружающей среды.

Голод в развивающихся странах обусловлен совсем другими причинами, главными из которых являются длительное господство колониальных режимов, неоколониалистская политика империалистических государств, социально-экономические отношения, господствующие в настоящее время. Решение продовольственной проблемы теснейшим образом связано с вопросом о формах собственности на средства производства, с принципами распределения продуктов производства. Это все больше начинают понимать широкие круги мировой научной общественности. Как отмечается в Предварительном докладе ФАО к Всемирной продовольственной конференции, "упор на одно лишь повышение производства продовольствия без должного внимания к условиям его распределения между различными социально-экономическими группами явно недостаточен для решения серьезных проблем бедности и недоедания" ("Preliminary Assessment of the World Food Situation. Present and Future", United Nations, 1974, p. 65).

Этот тезис, с которым нельзя не согласиться, действителен в отношении не только развивающихся стран, но и развитых капиталистических стран. Многие специалисты (как советские, так и зарубежные) указывают, что даже при современных методах ведения сельского хозяйства можно обеспечить полноценным питанием население в несколько раз большее, чем нынешнее население Земли. Если же учесть площадь, пригодную для возделывания в принципе, то она может обеспечить минимальный дневной рацион 2500 килокалорий для 76 млрд. человек. В материалах Всемирной конференции по народонаселению (Бухарест, 1974 г.) приводятся данные, согласно которым потенциальных валовых возделываемых земель было бы достаточно, чтобы прокормить 38-48 млрд. людей - в 10-13 раз больше нынешнего населения Земли.

Итак, земля может обеспечить питанием довольно большое количество людей, что исключает какие-либо ближайшие пределы. Дело заключается в рациональном использовании земли и справедливом распределении того, что она может дать. Значит, указание на нехватку продовольствия как причину возможной экологической катастрофы, так же как и другие факторы, рассматриваемые в концепции "нулевого роста", не имеет под собой достаточного основания.

Те безвыходные тупики, которые открывают авторы книги "Пределы роста" при анализе вариантов модели мира, представляют собой не что иное, как действительную перспективу, вытекающую из специфически капиталистического производства и буржуазных общественных отношений. Предложение прекратить развитие, установить "нулевой рост" производства не соответствует сущности общественной жизни и по своим последствиям не менее губительно, чем рисуемая авторами обсуждаемой концепции экологическая катастрофа.

На невозможность остановить производственное развитие указывали еще К. Маркс и Ф. Энгельс. Анализируя взгляды Л. Фейербаха на отношение человека и природы, выясняя роль производства в жизни общества, они отмечали: "Эта деятельность, этот непрерывный чувственный труд и созидание, это производство служит настолько глубокой основой всего чувственного мира, как он теперь существует, что если бы оно прекратилось хотя бы лишь на один год, то Фейербах увидел бы огромные изменения не только в мире природы, - очень скоро не стало бы и всего человеческого мира..." (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 3, стр. 43).

Производство порождает новые потребности, а потребности предъявляют новые требования к производству, стимулируя его развитие и совершенствование. Производство как основа общественной жизни не может существовать не развиваясь. "Нулевой рост" означает не просто приостановку, но разрушение производства и общественной жизни.

Решение встающих экологических проблем заключается не в приостановке общественно-производственного прогресса, а в формировании и развитии новых общественных отношений, такого социально-экономического устройства, которое ставит другие цели перед производством, развитием пауки и техники, направляет прогресс производства и взаимоотношение общества и природы в интересах всего общества, всестороннего совершенствования человека.

Получили распространение философские, социологические, географические, биологические, технические и другие концепции. Рассматривая литературу, материалы конференций, симпозиумов, совещаний по вопросам окружающей среды, нельзя не отметить огромный вклад в разработку данной проблемы: к ней привлечено всеобщее внимание, стимулируется обсуждение экологических проблем на уровне ООН. В то же время в материалах ООН нашли свое отражение господствующие в тех или иных кругах или широко распространенные концепции, точки зрения, толкования обсуждаемых проблем.

Впервые о сохранении окружающей среды как важной и срочной международной проблемы, затрагивающей все страны и народы мира, заговорили на международных форумах в конце 50 - начале 60-х годов. В декабре 1962 года Генеральная Ассамблея ООН по предложению Монгольской Народной Республики и других социалистических стран приняла резолюцию 1881 (XVII) "Экономическое развитие и охрана природы". В ней, в частности, поддержаны решения, принятые к тому времени Экономическим и Социальным Советом ООН, а также ЮНЕСКО относительно сохранения, восстановления, обогащения и рационального использования природных ресурсов, флоры и фауны во всем мире. В резолюции указывалось на необходимость проведения мероприятий, направленных на введение эффективного внутреннего законодательства по устранению хищнической эксплуатации почвы, рек, флоры и фауны и принятие в то же время надлежащих мер для предотвращения загрязнения природных ресурсов и для охраны ландшафтов. Резолюция подчеркивала, что для большей эффективности мероприятий по охране природных ресурсов, флоры и фауны они должны проводиться по возможности раньше, одновременно с экономическим развитием, включая индустриализацию и урбанизацию.

В 1967 году на XXII сессии Генеральной Ассамблеи ООН при рассмотрении предложения о созыве Конференции ООН по использованию атомной энергии в мирных целях возникла идея собрать также специальный форум, посвященный влиянию новой техники на взаимоотношения между людьми и па общество. В сентябре 1968 года в Париже состоялась по линии ЮНЕСКО Межправительственная конференция экспертов по рациональному использованию и охране ресурсов биосферы. Представители СССР представили на конференцию обширный доклад "Ресурсы биосферы на территории СССР. Научные основы рационального использования и охраны", в котором были изложены теоретические разработки основоположников учения о биосфере В. И. Вернадского, В. В. Докучаева, В. Н. Сукачева. Это оказало большое влияние на развитие теоретического подхода к анализу экологической проблемы на форумах ООН. Конференция поставила перед Генеральной Ассамблеей ООН вопрос о разработке всеобщей декларации об охране и улучшении окружающей среды. На своей XXIII сессии Генеральная Ассамблея ООН единогласно постановила созвать в 1972 году конференцию об окружающей человека среде.

В то же время проходили заседания тех или иных учреждений ООН, посвященные различным проблемам окружающей среды. Так, в 1970 году состоялось заседание Департамента по экономическим и социальным вопросам "Природные ресурсы развивающихся стран, разведка, разработка и рациональное использование". На этом форуме было, в частности, разработано такое определение природных ресурсов: "К природным ресурсам относится все то, что человек находит в окружающей его природе и что он может использовать в той или иной степени в своих собственных интересах" (Организация Объединенных Наций. Департамент по экономическим и социальным вопросам. Природные ресурсы развивающихся стран: разведка, разработка и рациональное использование, Нью-Иорк, 1970, стр. 10).

Данное определение является весьма широким, так как оно включает не только такие компоненты окружающей среды, которые традиционно рассматривались в качестве ресурсов - горные породы, уголь, нефть, почвы и др., но и фактически все явления природной среды - атмосферу, солнечную радиацию, растительный и животный мир, элементы ландшафта, подземные и наземные воды и т. д. Такое понимание природных ресурсов принято в материалах ООН, а также многими авторами эпвайрогшенталистских концепций. При этом в отдельных работах намечается некоторый "ресурсный" подход к анализу взаимоотношения общества и природы, стремление рассматривать окружающую природную среду только как источник сырья для производства. Думается, что такой ограниченный подход к пониманию роли окружающей среды в жизни человека может нанести вред не только теории, но и практике.

Важной международной проблемой является загрязнение Мирового океана. Поэтому ООН сформировала особую межправительственную группу, занимающуюся этими вопросами. В 1971 году в Оттаве состоялась вторая сессия Межправительственной рабочей группы по вопросу загрязнения морей. На сессии было дано определение, имеющее важное значение для анализа обсуждаемого вопроса: "Загрязнение моря определяется как введение человеком непосредственно или косвенно веществ или энергии в морскую среду (включая эстуарии), приводящее к вредным последствиям, как-то: нанесение ущерба живым ресурсам, вред здоровью человека, нанесение ущерба деятельности в море, включая рыболовство, ухудшение качества морской среды из-за использования морской воды и сужение возможностей морской среды как оздоровительного фактора" (Док. ООН. A/Conf.48). На сессии также указывалось, что морская среда и все питаемые ею живые ресурсы имеют жизненно важное значение для человечества, и все люди заинтересованы в управлении этой средой таким образом, чтобы ее качеству и ресурсам не наносился ущерб. Это относится в особенности к прибрежным странам, в высшей степени заинтересованным в управлении ресурсами прибрежных районов. Способность моря ассимилировать и обезвреживать отбросы, а также восстанавливать природные ресурсы отнюдь не безгранична. Применение надлежащих административных и хозяйственных мер для предупреждения и контроля загрязнения морей следует рассматривать как весьма существенный элемент управления океанами и морями и их природными ресурсами в интересах человека.

В 1970-1971 годах на XXV и XXVI сессиях Генеральной Ассамблеи ООН в различных ее комитетах и учреждениях была разработана и принята Международная стратегия развития, а также принят Департаментом по экономическим и социальным вопросам ООН Всемирный план действий по применению достижений науки и техники в целях развития. Эти документы, главным образом благодаря активному участию в их подготовке социалистических стран, представляют собой широкую программу мероприятий народнохозяйственного роста развивающихся стран. В них наряду с другими важными вопросами было уделено немалое внимание также экологическим проблемам. В Всемирном плане действий, в частности, указывается: "Большинство достижений науки и техники направлено на использование окружающей человека среды, например на эксплуатацию природных ресурсов. Но эксплуатация может привести к ухудшению и даже уничтожению окружающей среды. В этих условиях становится особенно важным, чтобы развивающиеся страны имели среди своих граждан людей, разбирающихся во взаимосвязи между развитием и окружающей средой, а не полагались лишь на мнение зарубежных авторитетов, которое, с одной стороны, может быть небескорыстным, а с другой - недостаточно веским" (Организация Объединенных Наций. Департамент по экономическим и социальным вопросам. Всемирный план действий по применению достижений науки и техники в целях развития, Нью-Йорк, 1971, стр. 72).

В соответствии с Всемирным планом действий применение достижений науки и техники должно быть направлено прежде всего в следующие области: а) решение срочных проблем, стоящих перед развивающимися странами, таких как проблемы использования засушливых земель, выведение высокоурожайных хлебных культур, открытие источников белков, борьба с болезнями, контроль над ростом народонаселения и др.; б) приспособление имеющейся техники к социально-экономическим условиям и к условиям окружающей среды в развивающихся странах; в) создание новых видов техники, предназначенной для использования в промышленности и для удовлетворения потребностей развивающихся стран.

Представители социалистических стран, не умаляя значения отмеченных направлений, в то же время подчеркивают, что решение всех жизненных проблем развивающихся стран, включая и экологические проблемы, зависит от социально-экономического развития, от искоренения последствий колониализма, достижения прогресса в деле разоружения, укрепления экономической независимости и национального суверенитета развивающихся стран.

В мае 1971 года Генеральному секретарю ООН было вручено обращение 2200 ученых 23 стран, адресованное "трем с половиной миллиардам соседей на планете Земля", в котором содержалось суровое предупреждение о "небывалой общей опасности, грозящей человечеству". Это заявление крупнейших научных авторитетов мира сыграло немаловажную роль в стимулировании международной деятельности в области окружающей среды.

В том же году в Праге Европейская экономическая комиссия ООН провела симпозиум по окружающей человека среде, в котором приняло участие большинство европейских стран. Характеризуя складывающуюся экологическую ситуацию, исполнительный секретарь ЕЭК сказал, что "существует не только потенциальный антагонизм между неконтролируемым ростом материального производства и благосостоянием населения в самом широком смысле слова, но что чем дальше, тем все более очевидным становится тот факт, что технический прогресс отнюдь не всегда является фактором, способствующим развитию нашей цивилизации. Когда встает вопрос, какие достижения техники следует применять в обществе, надо в большей мере, чем прежде, обратить внимание на побочные явления, на социальные долгосрочные последствия этих нововведений" (ООН. Европейская экономическая комиссия. Симпозиум ЕЭК по вопросам окружающей среды. Труды и документы Симпозиума, организованного Европейской экономической комиссией ООН и проведенного со 2 по 15 мая 1971 г. в Праге, стр. 2). Отмечалось также, что в результате постоянного экономического развития и использования новой технологии достигнут значительный рост уровня дохода на душу населения, а также рост потребления и производства. При этом следует иметь в виду, что этот рост касается не всех людей на Земле, а лишь высоко развитых в индустриальном отношении стран. Длительное господство колониализма обрекло большую часть человечества на нищенское существование, голод, отсутствие элементарных условий жизни.

Вместе с тем в развитых странах, как отмечается во вступительном замечании к материалам симпозиума, беспрецедентный рост материального благосостояния сопровождался различными побочными явлениями, вызывавшими снижение уровня других компонентов благосостояния, а именно компонентов, определяющих качество окружающей среды.

На симпозиуме был дан анализ некоторых имеющихся концепций и оценок окружающей среды. В большинстве исследований причины нарушений окружающей среды приписываются развитию промышленности, росту населения, развитию транспорта и т. д. Социально-экономические выводы, которые следуют из такой постановки, должны неминуемо привести к попыткам остановить индустриализацию, урбанизацию, техническое развитие транспорта и т. д. Но это, по-видимому, одновременно означает и приостановку развития человеческого общества вообще. Этот пессимистический подход выражается в том, что современное общество неизбежно уничтожает свою окружающую среду, а следовательно, и условия своего будущего существования. Значит, надо спасать все, что еще можно спасти, замедлить негативные тенденции современного развития и продлить надежды человечества на дальнейшее существование.

Второй подход, оптимистический и конструктивный, заключается в утверждении, что ухудшение окружающей среды не является неизбежным и не является неотъемлемым атрибутом современной экономической и культурной жизнедеятельности. Она объясняется прежде всего тем обстоятельством, что общество до сих пор не освоило в совершенстве все своп жизненные процессы в виде деятельности и что многие из них развиваются стихийно, не подчинены рациональному и планомерному управлению. Из такого подхода следует логический вывод, что "недостаточно охранять окружающую среду от отрицательного воздействия и от последствий деятельности современного общества; ее необходимо целеустремленно преобразовывать и окончательно сформировать так, чтобы она полностью удовлетворяла потребности современного общества и будущих поколений. Но из этого вытекает, что в окружающую среду необходимо вкладывать капитальные средства, эффективность которых, вероятно, будет измеряться другими критериями, чем это имеет место, например, в обычных капиталовложениях в промышленность, торговлю, транспорт и т. д." (Там же, стр. 32).

Подвергая критике пессимистические концепции, некоторые выступавшие на симпозиуме отмечали, что "человек, который часто повинен в ухудшении окружающей среды, обладает также знаниями, необходимыми для ее восстановления" (Там же, стр. 3).

Представители социалистических стран указывали, что необходимо раскрывать связь между экономическими вопросами окружающей среды и экономикой жизни современного общества в целом. Главное состоит в том, что общественная собственность на средства производства, планомерное размещение, распределение и использование ресурсов способствуют правильному функционированию окружающей среды.

При рассмотрении вопросов экономической эффективности и защиты окружающей среды были сформулированы некоторые основные проблемы, которые необходимо разрешить: проблема № 1 - кто примет на себя расходы, связанные с охраной окружающей среды, а также расходы по предотвращению загрязнений? Производственные предприятия промышлснно развитых стран, проводящие мероприятия в области защиты окружающей среды, выражают опасение, что, если только они будут нести эти расходы, они потеряют способность конкурировать с теми предприятиями, которые этих расходов еще не несут; проблема № 2 - надо ли и можно ли вообще включать расходы по защите окружающей среды и превентивным мерам в стоимость изделий и тем самым, собственно, перекладывать их на население? Этот вопрос очень важен не только с точки зрения внутреннего, но и внешнего рынка. Эта проблема ставит ряд других связанных с этим побочных проблем. По-видимому, их успешное решение невозможно без развития прогрессивных методологических исследований в области экономики и других социальных наук; проблема № 3 - как можно определить с одинаковой точностью эффективность капиталовложений в окружающую среду, а следовательно, в переносном смысле слова, в человека вообще? Существуют ли для этого надежные критерии вообще, и, если нет, то есть ли надежда, что они будут когда-либо выработаны? А если не найдется надежного доказательства, что инвестиции такого рода вообще эффективны, будет ли человечество производить их и впредь? проблема № 4 - промышленность, транспорт и некоторые другие экономические виды деятельности современного общества теперь являются источником не только развития благосостояния всего человечества, но и значительного ухудшения окружающей среды. Их развитие вызвано всеобщим развитием требований к более быстрому и качественному удовлетворению потребностей и желанием обзавестись вещами, которые делают жизнь человека более приятной и уютной. Общего требования обеспечения качественной окружающей среды пока не существует. Можно ли в таком случае ограничивать развитие производства и транспорта по некоторой причине, обоснованность которой пока еще точно не подтверждена? Не следует ли искать другие решения?

Еще некоторые проблемы экономического и социально-экономического порядка: каковы должны быть методы комплексной оценки достижений и последствий развития пауки и техники; как оценивать инвестиции в окружающую среду; в чем должна выражаться экономическая оценка воздействия производственной деятельности на природные элементы окружающей среды современного общества с учетом всех влияний на экологическую систему, активным компонентом которой является человек; проблемы рационального использования природных ресурсов и природной среды в целях удовлетворения потребностей современного общества с учетом проблем преобразования окружающей среды и ликвидации наследия прошлого развития; планомерное и пропорциональное развитие окружающей среды во всех ее элементах с учетом соблюдения биологической и социальной уравновешенности развития человеческого общества и удовлетворения его постоянно возрастающих потребностей, а также экономические предпосылки для обеспечения этих целей.

Некоторые из отмеченных проблем имеют свое значение только для капиталистического общества, другие имеют место и в условиях социализма, но здесь существуют все социально-экономические предпосылки для их разрешения. Однако немало проблем и их аспектов, которые существенно важны и для социалистического общества. Главное же в том, что эти проблемы в определенной степени показывают картину тех теоретических и практических задач, которые встают в связи с эколого-кризисной ситуацией, складывающейся в мире.

На симпозиуме были разработаны и описаны основные направления вредного воздействия отраслей хозяйства: производства энергии, металлургической промышленности, строительной промышленности, сельского хозяйства и др. При этом были высказаны конкретные рекомендации относительно путей и методов уменьшения или ликвидации вредного воздействия производства на окружающую среду. Так, при анализе химической промышленности указывалось, что необходимо проводить: а) разработки более эффективных очистных установок, позволяющих очищать выбросы газа и стоки от токсичных веществ у их источника; б) содействие внедрению герметичного оборудования, чистого топлива, электрических пылеулавливателей, и герметичных резервуаров для хранения химикалиев; в) разработки процессов специальной химической обработки горючих газов, с помощью которых загрязнители могут быть превращены в утилизируемые побочные продукты; г) внедрение замкнутых циклов воды, используемой в производственных процессах, и замены водяного охлаждения воздушным; д) дальнейшую разработку промышленных методов абсорбции окисей азота, сернистых газов, сероводородов, окисей углерода; е) разработку новых методов очистки воздуха от пыли и аэрозолей; ж) изучение методов отделения фенолов от сточных вод и удаления солей из сточных вод; з) содействие производству поддающихся уничтожению пластмасс, моющих средств и т. п.; и) содействие развитию химических предприятий, для которых характерно полное отсутствие отходов. Из этих рекомендаций можно представить себе картину намечающихся тенденций в развитии промышленности в связи с решением экологической проблемы.

Большую работу в области исследования экологических проблем ведет международный Координационный совет программы "Человек и биосфера", работающий в системе ЮНЕСКО. Совет был образован в 1970 году в соответствии с рекомендациями Межправительственной конференции 1968 года. Как было указано в резолюции шестнадцатой сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО, основной целью программы "Человек и биосфера" является общее подробное изучение структуры и функционирования биосферы и ее экологических районов, систематическое наблюдение за изменениями биосферы и ее богатств в результате воздействия человека, изучение общего влияния этих изменений на самого человека и предоставление необходимого образования и информации по этим вопросам. Уточняя цели программы, Координационный совет отмечает, что они состоят в разработке основы в рамках естественных и социальных наук для рационального использования и сохранения ресурсов биосферы и для улучшения глобальных отношений между человеком и его окружением; прогнозирование последствий сегодняшней деятельности на мир будущего и тем самым увеличение возможностей человека умело пользоваться естественными богатствами биосферы.

Совет разработал 13 проектов, в которых решаются следующие основные задачи: определение и оценка изменений в биосфере в результате деятельности человека и влияние этих изменений на человека; изучение и сравнение структуры, функционирования и динамики естественных, модифицированных и контролируемых экосистем; изучение и сравнение динамичной взаимосвязи между "естественными" экосистемами и социально-экономическими процессами, разработка путей и средств измерения количественных и качественных изменений в окружающей среде в целях определения научных критериев, которые могли бы служить основой для рационального пользования естественными богатствами, включая охрану природы, и для выработки показателей качества окружающей среды и др.

Чтобы человек научился жить и сохранять качество окружающей его среды, чтобы экосистемы, частью которых он является, сохранили возможность продолжать поддерживать его существование и в то же время сохранять свою жизненно важную структуру, важно, чтобы человек сумел понять движущие силы указанных экосистем, их динамику и механизм их регулирования.

Сесть на место шофера в автомашину и управлять ею, предварительно этому не научившись, было бы равнозначным подвергать угрозе катастрофы всю систему движения. Пытаться регулировать и управлять экосистемами - механизмом, гораздо более сложным и гораздо менее поддающимся пониманию, чем механизм, построенный человеком, без знания возможных последствий такой деятельности, было бы одинаково губительным.

Экосистема, на которую человек оказывает воздействие или которая свободна от этого воздействия, содержит в себе огромное количество разнообразных объектов, каждый из которых, взятый отдельно, представляет собой систему более низкого порядка, внутренними движущими силами которой еще нужно овладеть, чтобы им управлять. Ни одна из систем не является строго идентичной другой, и многие из них способны к передвижению внутри системы, где пространственные связи могут иметь большое значение.

Такое понимание биосферы обусловливает необходимость в разработке новых научных методов и приемов познания.

В программе "Человек и биосфера" вырабатывается основное понимание характера взаимоотношения человека и окружающей среды. В ней отмечается, что человек, изменяя биосферу, в которой он является составной частью, изменяет условия, что в свою очередь может существенно отразиться на самом человеке. Человек должен "сотрудничать" с природой. Это означает взаимное получение и отдачу, следовательно - использование и сохранение в одно и то же время. Это сотрудничество включает в себя все те качественные ценности, которые необходимы человеку от природы для своего физического и морального благополучия. Более того, это сотрудничество является выражением уважения человека и его ответственности за все живое на земле. Формируя окружающую среду, он фактически формирует свое собственное будущее.

Детальная разработка всех проектов программы "Человек и биосфера" была сделана на последующих заседаниях Координационного совета и экспертов по отдельным проектам. Важное значение имели заседания в феврале - марте 1974 года в Париже и в сентябре 1974 года в Вашингтоне.

В соответствии с постановлением XXIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН в июне 1972 года в Стокгольме состоялась Конференция ООН по проблемам окружающей человека среды. В советской печати отмечалось, что под нажимом определенных кругов Запада от участия в конференции был отстранен ряд суверенных социалистических государств. В связи с этим Советский Союз вынужден был пересмотреть свое участие в конференции и зарезервировать за собой право определить свое отношение к ней в будущем (См. "Международная жизнь", 1973 г., № 10, стр. 66).

Вынужденное отсутствие представителей СССР и ряда других социалистических стран существенно сказалось на содержании обсуждений проблем и на результатах конференции: довольно слабым оказался учет социально-экономических факторов; преувеличена роль отдельных факторов в возникновении эколого-кризисных ситуаций, для конференции характерен был абстрактно-общий подход к анализу экологических проблем в различных общественных условиях и др. Нам представляется, что разработанные конференцией формулировки о сущности эколого-кризисных явлений, их причинах, путях решения и др. оказались значительно слабее положений, разработанных на Пражском симпозиуме или в материалах Координационного совета программы "Человек и биосфера".

Тем не менее Стокгольмская конференция сыграла определенную роль в дальнейшем исследовании проблем окружающей среды. Рассматривая вопрос о сущности экологической проблемы, авторы Преамбулы Декларации об окружающей человека среде указывают: человек, благодаря ускоренному развитию науки и техники, приобрел способность преобразовывать многочисленными путями и в не известных до сих пор масштабах окружающий мир. Если эту способность использовать разумно, она даст возможность всем людям пользоваться благами развития и повышать жизненный уровень. Если же эта способность будет использоваться неправильно или необдуманно, она может нанести неизмеримый ущерб окружающей человека среде. Мы видим вокруг себя все большее число фактов причиненного человеком ущерба во многих районах Земли: опасные угрозы загрязнения вод, воздуха, живых организмов; серьезные и нежелательные нарушения экологического баланса в биосфере; разрушение и истощение невозобновимых природных ресурсов, огромные изъяны в природной среде, окружающей населенные пункты.

На конференции многие ораторы при выяснении причин эколого-кризисных явлений неоднократно ссылались на "неразумность" использования достижений науки и техники, на "неконтролируемый рост материального производства" и др. Такие же неопределенные формулировки высказывались отдельными выступающими и на Симпозиуме ЕЭК по вопросам окружающей среды (Прага, 1971 г.).

С таким объяснением можно согласиться лишь при том условии, что под отмеченными формулировками будет пониматься отсутствие централизованного планового начала в управлении экономикой, стихийное развитие производства. На конференции и на симпозиуме дело предподносилось так, что неконтролируемость материального производства, неразумность использования достижений науки и техники касаются лишь охраны окружающей среды, а не всего производства в определенных общественных условиях. При таком объяснении причин эколого-кризиспых явлений, естественно, приходят к выводам о решении экологической проблемы путем лишь некоторого усовершенствования капиталистической системы хозяйства.

Так, на симпозиуме представитель Швеции, отметивший, что одной из причин загрязнения окружающей среды является неспособность современного рыночного механизма полностью охватить последствия нарушений окружающей среды, в то же время видит решение проблемы в том, что "необходимо принять в этом отношении ряд мер по усовершенствованию функционирования рыночного механизма. Необходимо включать в систему цен рыночную стоимость различных элементов окружающей среды, для того чтобы они перешли в категорию рыночных товаров" (ООН. Европейская экономическая комиссия. Симпозиум ЕЭК по вопросам окружающей среды. Труды и документы Симпозиума, организованного Европейской экономической комиссией ООН и проведенного со 2 по 15 мая 1971 г. в Праге, стр. 2).

Совершенствование рыночного механизма - одно из основных направлений в буржуазной политической экономии в ее стремлении решить экологическую проблему, преодолеть угрозу экологического кризиса, вызванного хищническим отношением к природе капиталистического производства, без изменения самой сущности капиталистического хозяйства. Это направление широко представлено в различной буржуазной социально-экономической литературе. Экономический бюллетень "Фёрст нэшнл сити бэнк" (март 1972 г.) прямо указывал: "Задача состоит в том, чтобы заставить мощные рыночные силы действовать в пользу борьбы с загрязнением среды" (Цит. по "Problemes economiques", P., 1972, No 1272, p. 14).

По-видимому, одним из первых в буржуазной политической экономии обратил внимание на экономические проблемы, связанные с разрушительным воздействием производства на состояние окружающей среды, профессор Базельского университета У. Капп в работе, выпущенной еще в 1950 году.

У. Капп в своей книге подверг резкой критике хозяйственную деятельность предприятий, которые вызывают "социальные издержки", поскольку в погоне за прибылью, за чистым доходом наносят вред окружающей среде и тем самым обусловливают уменьшение дохода в других экономических единицах и общества в целом.

Он также подверг критике существующую экономическую теорию, методы оценки качества функционирования хозяйственной системы и потребовал их пересмотра. "Все мои главные выводы, - говорит Капп, - были направлены на критику хозяйственной практики производственных предприятий и предмета политической экономической теории с ее понятиями оптимальности и рациональности рынка" ("Social science information", P., 1972, vol. 11, No 1, p. 18). Недостатком традиционных экономических исследований, по мнению Каппа, является то, что они не руководствуются данными эмпирических наблюдений. Они игнорируют важные связи между хозяйством (ошибочно трактуемым в качестве закрытой системы) и природно-социальной средой, между тем как именно эти связи имеют прямое отношение к возникновению отрицательных последствий экономического прогресса.

Работа Каппа подвергается критике со стороны многих буржуазных экономистов, считающих, что он недооценивает возможностей существующей политической экономии и требует излишне радикальных мер. Особенно резкая критика была на симпозиуме по проблемам политической экономии окружающей среды, состоявшемся 5-8 июля 1971 г. в Париже, со стороны профессора политической экономии Лондонского университета В. Бекермана. Называя работу Каппа чрезмерно "туманной", "ошибочной", "необоснованной" и т. д., Бекерман говорит, что экономическая наука выработала достаточно гибкий аналитический инструментарий, понятийный аппарат, имеющий важное значение для исследования проблем окружающей среды: функция социального благосостояния, расхождение между частными и социальными издержками и выгодами, воздействие налоговой политики, субсидий и т. п. на оптимальное размещение ресурсов, анализ проблем риска и т. д. Немаловажное значение, считает Бекерман, имеет принцип компенсации - выплаты за нанесенный ущерб окружающей среде. Если бы удалось возложить на загрязнителя среды все издержки, связанные с неблагоприятным воздействием на нее, отмечает он, то можно было бы значительно уменьшить "катастрофический характер" отрицательных последствий загрязнения (Ibid., p. 10).

Ответ на критику был опубликован Каппом в статье "Социальные издержки, неоклассическая экономическая теория, планирование политики в отношении окружающей среды" (Cм. "Social science information", P., 1972, vol. 11, No 1). Апеллируя к традиции критического подхода к основным проблемам экономической теории (представленной Т. Вебленом, Г. Мюрдалем и др.), Капп утверждает, что его собственную критику в адрес экономической пауки следует рассматривать в контексте этой традиции, а не пытаться представить ее (как это, по его мнению, делает Бекерман) как призыв "начать все сначала", отрицающий какую бы то ни было преемственность в развитии экономической мысли.

Капп ссылается на общие закономерности развития научного познания и высказывает мнение, что изучение проблем окружающей среды достигло той стадии, на которой обычно делаются попытки насильственным путем втиснуть новые факты и данные в рамки старых понятий и доказать ненужность принципиально нового подхода (такова, в частности, позиция Бекермана).

Выражая свое убеждение в том, что экономическая наука переживает в настоящее время кризис из-за своей неспособности разрешить такие проблемы, как загрязнение окружающей среды, развитие слаборазвитых стран, поддержание экономической стабильности, предотвращение инфляции и др., Капп указывает, что она входит в ту стадию развития, которая именуется стадией научных революций, то есть радикального пересмотра прежних понятий и выработки нового стиля мышления, нового подхода.

Капп выдвигает три возражения против защищаемого Бекерманом принципа компенсации. Во-первых, размер суммы, которую индивид или фирма готовы платить за "приятные" качества окружающей среды (чистый воздух и т. п.) или принять в качестве компенсации за "неприятные" качества (например, наносящие ущерб здоровью), являющиеся результатом ее загрязнения, зависит от величины их дохода или платежеспособности. В условиях неравенства распределения доходов определение размеров этих сумм приобретает произвольный характер. По мнению Каппа, использование принципа "готовности платить или принимать компенсацию" в качестве критерия количественной оценки качества окружающей среды приводит к тому, что человеческие нужды и потребности интерпретируются как "желание денег", а их относительная важность оценивается, таким образом, размерами денег, то есть критерия, отражающего все неравенства и деформации, свойственные структурам цен, заработной платы и распределения доходов.

Вторым обстоятельством, подрывающим, по мнению Каппа, обоснованность принципа компенсации, является неспособность индивида определить весь диапазон краткосрочных и перспективных выгод от улучшения окружающей среды или оценить в полном объеме воздействие разрушешш среды на его здоровье " благополучие.

В этих условиях, говорит Капп, практическим следствием политики, ставящей содержание и масштабы контроля над окружающей средой в зависимость от индивидуальной "готовности платить", могут быть в лучшем случае только "какие-то изолированные мероприятия".

Третье возражение против принципа компенсации (который, заметим, имеет широкое распространение в буржуазной политической экономии) состоит в том, что он не способствует проведению систематических исследований с целью разработки альтернативных технологических процессов, которые уменьшали бы загрязнение окружающей среды. Разработка методов борьбы с загрязнением при этом возлагается на самого загрязнителя и основывается на его частных подсчетах издержек и выгод. Такой подход не просто недостаточен, но может привести к катастрофическим последствиям, к резкому увеличению разрушения среды.

Капп подчеркивает, что он ставил своей целью продемонстрировать неправильность денежного критерия при оценке качества окружающей среды. Величина ее ценности, говорит он, должна измеряться таким критерием, который выражает ее воздействие на здоровье человека и др.; должны быть установлены "стандарты среды".

Отношение человека и среды, отмечает Капп, носит системный характер и радикально отличается от рыночных отношений. Разработка политики в области окружающей среды, согласно Каппу, предполагает осуществление коллективного выбора при условии прямого участия всех членов общества и выражения их предпочтений.

Капп указывает на существенные пороки буржуазной экономической теории, обращая внимание на ее неспособность справиться с важнейшими проблемами современной экономической жизни, и подвергает правильной в целом критике принцип компенсации, денежный критерий в оценке окружающей среды, рыночную экономику и др. Однако его требование "научной революции" в экономической мысли не может быть реализовано в условиях господства монополий и частного предпринимательства. Его призывы найти некие общечеловеческие критерии оценки окружающей среды, установить стандарты среды, разрабатывать политику при участии всех членов общества и др. являются в условиях капиталистического общества бесперспективными. Несмотря на столь резкие выступления Каппа и других экономистов, социологов, философов, в буржуазной политической экономии радикальных изменений, естественно, не произошло.

В буржуазной литературе последних лет предпринимаются различные попытки включить вопросы, связанные с окружающей средой, в рамки экономики. Одним из главных и наиболее общих отправных моментов таких попыток является точка зрения, согласно которой в настоящее время способность окружающей среды поглощать отходы становится все более ограниченной. Многие авторы признают, что из экономических соображений следует рассматривать такие компоненты окружающей среды, как атмосфера, вода, флора и фауна, способность окружающей среды поглощать отходы (т. е. ее способность поглощать и нейтрализовать или использовать отходы) - как ресурсы производства и ввести на них определенную шкалу цен, отражающих в денежных единицах пользу и вред, приносимые этими ресурсами пользователю и обществу в целом.

При этом делается попытка включить переменные и коэффициенты, связанные с окружающей средой, в экономические модели с помощью различных структурных и комбинированных показателей существующих условий окружающей среды (Cм. "International Social Science Journal", vol. 22. 1970, No 4, p. 663). Делаются попытки оценивать расходы, связанные с сохранением окружающей среды, расходы (или другие отрицательные последствия), связанные с неправильным использованием окружающей среды или ее неполноценностью, и расходы, связанные с выполнением различных установленных государством или другими директивными органами норм.

Ведется широкое обсуждение вопросов включения оценки окружающей среды в экономику внешней торговли. Споры ведутся о масштабах и направлении влияния различных мер в области окружающей среды, принимаемых в различных странах, на внешнюю торговлю и о влиянии согласования политики в области окружающей среды в международном масштабе на структуру торговли и экономического роста. Эти и другие концепции получили широкое распространение в буржуазной политической экономии и продолжают развиваться. Они нашли определенное место также в материалах Симпозиума ЕЭК по вопросам окружающей среды и Конференции ООН по проблемам окружающей человека среды (Стокгольм, 1972 г.).

Предпринимаются попытки рассматривать деятельность по воспроизводству природных ресурсов - водохозяйственное строительство, использование удобрений, лесоразведение, очистка воздуха, создание водоочистительных сооружений и т. д. - как особую сферу материального производства наряду с такими сферами, как добывающая промышленность, сельское хозяйство, обрабатывающая промышленность, транспорт. Неправомерность такого подхода заключена в том, что он объективно разделяет все народное хозяйство на две области: загрязняющую и очищающую. Такое разделение снимает необходимость поисков "чистых" технологий в каждой отрасли народного хозяйства и ориентирует их на развитие, при котором они не обязаны учитывать загрязнение ими окружающей среды. Нетрудно провести экономический расчет, который покажет, что при современных темпах развития производства эта особая "очистительная" сфера быстро окажется не в состоянии выполнять предназначенную ей роль.

Весьма широкое распространение в буржуазной политической экономии получила концепция "затраты-выпуск" (иногда говорят "затраты-спрос", "затраты-выгоды"), разработанная американским экономистом Василием Леонтьевым. Эта концепция выражается в виде экономико-математических моделей, значение которых состоит в том, что представленный в них баланс межотраслевых потоков дает возможность выявить количественную зависимость между величинами совокупного продукта и так называемого конечного продукта (конечного спроса) через затраты и их структуру.

Как отмечается в одной из работ, эти модели требуют отбора из технически возможных производственных комбинаций таких производственных единиц, которые обеспечивали бы максимальную или по крайней мере положительную разницу между доходами и затратами.

Модель характеризуется определенной системой уравнений, включающих: валовую продукцию данной отрасли, конечный спрос на продукцию этой отрасли, коэффициенты прямых затрат продукции одной отрасли на единицу продукции другой отрасли. Если задана величина конечного спроса, то с помощью системы уравнений может быть определен объем выпуска продукции всех отраслей, необходимый для удовлетворения конечного спроса.

Модель также дает возможность при изменении величины выпуска в одних отраслях предусмотреть соответствующие изменения выпуска в других отраслях. Это порождает стремление использовать эти модели для экономических прогнозов и текущего регулирования.

В последние годы В. Леонтьев предпринимает попытки использовать методику анализа "затраты-выпуск" для сочетания показателей, относящихся к окружающей среде, с экономическими показателями (Cм. W. Lеоntief, Environmental repercussions and the Economic structure: an input-output approach. - Review of Economics and Statistics 1970, V. LII, No 3). Для этого в экономико-математическую модель включены такие показатели: множество загрязняющих веществ; выход загрязняющего вещества на единицу выпуска продукции; затраты продукта на уничтожение единицы загрязнителя; выход данного загрязнителя на единицу уничтожаемого загрязнителя; объем уничтожаемого загрязнителя; величина неуничтожаемого загрязнителя.

Примеры применения моделей "затраты-выгоды" к охране качества воды в устье рек Делавер и Потомак в литературе описываются как успешные. Показаны затраты и убытки, связанные с ухудшением качества воды. Считается, что правильно определенные затраты для понесших убытки сторон (или затраты, которых удалось избежать, когда качество воды улучшилось) показывают максимальную сумму, которую они пожелали бы заплатить за улучшение качества воды. Были сделаны попытки определить чистые убытки (затраты), которые терпят отрасли промышленности, когда они должны пользоваться водой низкого качества.

В то же время концепция "затраты-выгоды" подвергается справедливой критике. Мы уже приводили критические замечания Каппа в адрес методов борьбы с загрязнением, основывающихся на частных подсчетах издержек и выгод. Эта концепция подвергается критике и другими авторами (в том числе в документах Стокгольмской конференции ООН по окружающей человека среде).

Критический разбор этой концепции под углом зрения применимости ее к проблемам окружающей среды был сделан на Пражском симпозиуме ЕЭК профессором Стокгольмского института экономических наук Е. Дахменом. Он показал, что до недавнего времени экономическая наука фактически почти исключительно занималась только исследованием увеличения материального потребления. В настоящее время экономистам становится ясно, что необходимо принимать срочные меры по охране окружающей среды в интересах общества. Никакие экономические интересы и устремления, говорит он, не могут стоять в центре внимания "в ущерб основной экономической проблеме, заключающейся в выборе между качеством окружающей среды и потреблением" (ООН. Европейская экономическая комиссия. Симпозиум ЕЭК по вопросам окружающей среды. Труды и документы Симпозиума, организованного Европейской экономической комиссией ООН и проведенного со 2 по 15 мая 1971 г. в Праге, стр. 339). Однако в странах с рыночной экономикой (т. е. в пссоциалистических странах), где полностью приняты принципы "примата индивидуального спроса", цели всей экономики не совпадают с целями предприятий, производящих материальные ценности. "Несостоятельность рынка, - говорит Дахмен, - состоит в том, что рыночная система цен не способна сама по себе обеспечить оптимальный выбор между потреблением и качеством окружающей среды" (Там же, стр. 336).

Неспособность концепции "затраты-выгоды" указать пути обеспечения охраны окружающей среды вытекает из самой ее основы. Как отмечают ее приверженцы, при анализе выгод обычно руководствуются принципом "желания платить". При этом подразумевается, что желание платить зависит от стоимости приобретения тех же товаров и услуг другими способами, если это возможно. Подразумевается, говорится в одной из работ, что потребитель не согласился бы платить за воду из общественной системы водоснабжения больше, чем ему стоило бы накачивать воду из колодца. На симпозиуме по окружающей среде в Праге говорилось: "В основе метода оценки, основанного на желании платить, лежит примат спроса, то есть средства должны распределяться в зависимости от того, чему потребители отдают предпочтение. В самом прямом смысле критерий, основанный на желании платить, требует оценки эмпирических кривых спроса (соотношение цены и количества) на товары и услуги, которые должны быть обеспечены. Лица, занимающиеся анализом затрат-выгод, пытаются оценить и использовать именно это количество при сравнении выгод и затрат" (Там же, стр. 344).

Принцип "желания платить" подвергал критике У. Капл, который справедливо отмечал, что при таком подходе ценность окружающей среды для человека выражается в несравнимом эквиваленте - в деньгах.

Несостоятельность принципа "желания платить" и основанной на нем концепции "затраты-выгоды" заключена в том, что изделия, производство или использование которых наносит ущерб окружающей среде, поставляются на рынки по ценам, (которые значительно ниже цен на изделия, при производстве которых (пли при эксплуатации которых) были использованы очистные устройства или применена "чистая" технология. Это обусловлено обычно тем, что безвредное производство имеет более высокую себестоимость, так как необходимы определенные затраты на экологичность (разработку повой технологии, создание очистных устройств и т. д.). "Издержки производства многих предприятий, говорит Дахмен, - увеличатся в связи с мерами по осуществлению политики в области окружающей среды, и можно предположить, что это в свою очередь приведет к более высоким продажным ценам на ряд продуктов" (Там же, стр. 338).

Конкурентная борьба, сама "рыночная экономика" создают условия, которые не только не способствуют разработке новых технологий, производству "чистых" изделий, а, наоборот, тормозят проведение мероприятий, снижающих загрязнение окружающей среды. Кроме того, попытка применить "чистые" технологии, использование очистных устройств в условиях конкуренции существенно повышает степень риска, который, как отмечалось выше, оказывает огромное влияние на характер использования научно-технических новшеств.

Таким образом, сама ситуация "рыночной экономики", капиталистическое хозяйство толкают предпринимателя отдавать предпочтение технологиям, загрязняющим окружающую среду, как экономически более надежным. На это указывается и в материалах Пражского симпозиума по вопросам окружающей среды: "По-видимому, неопределенность, связанная с выгодами от улучшения окружающей среды, особенно высока. Это справедливо, например, в отношении сведений о влиянии нарушений окружающей среды на здоровье человека, производительность труда, действенность социальных мероприятий и подобные переменные. Недостаток знаний о такого рода влиянии приводит к тому, что при принятии рациональных решений предпочтение отдается альтернативным капиталовложениям в тех случаях, когда гарантирован максимальный объем чистых выгод" (Там же, стр. 333).

Существенным изъяном концепции "затраты-выгоды" является то, что критерием оценки окружающей среды является потребность производства в тех или иных ее компонентах, потребляемых производством в том или ином их качестве. Например, цепа чистой воды (т. е. воды, необходимой для того или иного технологического процесса) определяется исходя из затрат, которые необходимы для очистки воды, поступающей из окружающей среды (реки, озера), или определяется убытками, которые терпит предприятие, пользуясь водой в том виде, в каком она поступает из внешней среды.

Некоторые приверженцы этой концепции предлагают еще такую оценку загрязнения окружающей среды: выбросы вредных веществ в атмосферу наносят экономический ущерб, который может быть выражен в определенном недополучении продукции, возникающем в связи с тем, что увеличивается заболеваемость населения, занятого в производстве. Объем потерянной продукции в связи с заболеваниями есть цена загрязнения. Какие при этом происходят лотери чисто человеческого характера - такой концепции безразлично.

Концепция "затраты-выгоды" приспособлена только для целей получения чистой прибыли. Под этим углом зрения она рассматривает и экологическую проблему. В критике моделей В. Леонтьева со стороны марксистов справедливо указывается, что они представляют собой систему экономического равновесия, игнорируют классовую структуру буржуазного общества, рассматривают производство исключительно с точки зрения частнособственнических интересов (См. "Новые тенденции в современной буржуазной политической экономии в связи с экономической политикой. (Материалы международной конференции)", София, 1965). Компоненты окружающей среды в этой концепции рассматриваются только как ресурсы производства, сырье, а защита окружающей среды - исключительно в плане преобладания выгод над затратами, в целях получения частной прибыли.

Подход к биосфере с позиций выгоды для производства - одно из ярких проявлений ограниченности буржуазной политической экономии и ее антигуманной сущности. Человеку нужны чистый воздух, незагрязненные реки, озера, моря, океан вовсе не потому, что это необходимо для производства. Биосфера - условие существования человека и всего живого на земле. Она является общечеловеческим достоянием и никому не принадлежит в частности. Концепция "затраты-выгоды" отождествляет всю биосферу с ресурсами производства, направляет действия собственников производства как хозяев биосферы, стремится разработать методы эксплуатации общечеловеческого достояния, общественного блага, которое принадлежит не только современному, но и всем будущим поколениям людей.

В этом отношении в значительно более выигрышном положении, чем концепция "затраты-выгоды", находится концепция Э. Янча, который, разрабатывая проблемы прогнозирования научно-технического прогресса, стремится создать более широкую модель, включающую такие системы, как "природа - общество", "общество - технология", "природа - человек", "человек - технология" (См. Эрих Янч, Прогнозирование научно-технического прогресса, М., 1974). Янч стремится выяснить значение природы и технологии для человека - его психики, личных качеств, умственного развития и др. К сожалению, подробно этот аспект он не разрабатывает.

Если рассматривать окружающую природную среду не только с точки зрения получения сырья для производства, а главным образом с позиций интересов человека, то можно видеть, что не только рыночными ценами, моделью "затраты-выгоды", но и никакими другими экономическими показателями невозможно полностью выразить ту ценность, какой является для человека природа, окружающая среда.

Кроме того что природа выступает как "мастерская" человека, в которой он находит средства и предмет труда, она является тем единственным объектом, воздействуя на который человек в процессе труда развивает и всесторонне раскрывает свой духовный мир, составляющий в своей основе сущность самого человека.

Как отмечается в одном из документов Конференции ООН по проблемам окружающей человека среды, "окружающая среда является бесценным средством культурного развития. Наиболее правильное использование наследия, создание новых элементов красоты в окружающей среде и культурных ценностей может пробудить восприимчивость к этим ценностям, пропитать ими сознание. Если развить эту идею дальше, то динамичная политика в области окружающей среды представляет собой форму доступа к культуре для всех. Получив максимальное развитие, она обеспечивает и стимулирует индивидуальное или коллективное участие в культурном творчестве и обновлении народной культуры в качестве реакции против империалистических стереотипов "транснациональной" культуры" (См. Док. ООН. A/Conf.48/9, стр. 17).

Неотъемлемым элементом среды, окружающей современного человека, являются различного рода исторические и культурные памятники. Они являются важнейшим фактором в формировании духовного облика человека, воспитания его национальных, патриотических чувств, составляют необходимую часть культуры данного народа.

Однако под воздействием производственно-экономического развития происходит их быстрое разрушение - "Дальнейшему существованию памятников старины, - говорится в одном из документов Симпозиума ЕЭК по вопросам окружающей среды, - по-видимому, грозит большая опасность, чем когда-либо, опасность в результате огромного экономического спроса на ценные городские участки и в результате имеющихся в распоряжении нашего общества огромных технологических возможностей. Практически ежедневно исчезают древние сооружения, уступая место новым дорогам, площадкам для стоянки автомобилей, коммерческим предприятиям и т. д." (ООП. Европейская экономическая комиссия. Симпозиум ЕЭК по вопросам окружающей среды. Труды и документы Симпозиума, организованного Европейской экономической комиссией ООП и проведенного со 2 по 15 мая 1971 г. в Праге, стр. 64-65). Шум, вибрации, насыщенность атмосферы различными ядовитыми веществами быстро разрушают неповторимые творения национальной и мировой культуры, навсегда лишая человечество ничем не восполнимых духовных ценностей.

Природа - основа духовного развития человека, и эту ее ценность капиталистическое производство никогда не учитывало и учесть в принципе не может, потому что у него совсем другая цель - получение прибавочной стоимости, максимальной прибыли. Оно эксплуатирует человека и эксплуатирует природу, разрушает ее. Природа рассматривается как сырье для переработки в предметы материального потребления, а человек - лишь как носитель рабочей силы, "переработчик" природы и потребитель. Общество потребления выхолащивает из человека его человеческую душу, уродует и опустошает его духовный мир. Получает развитие острейшее противоречие между высоким уровнем прогресса науки и техники, с одной стороны, и духовной деградацией - с другой. Характеризуя именно и этом плане буржуазное общество, К. Маркс писал: "Победы техники как бы куплены ценой моральной деградации. Кажется, что, по мере того как человечество подчиняет себе природу, человек становится рабом других людей либо же рабом своей собственной подлости. Даже чистый свет науки не может, по-видимому, сиять иначе, как только на мрачном фоне невежества" (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 12, стр. 4).

Этот излом человека буржуазного общества между его колоссальными научно-техническими достижениями и моральной деградацией все больше осознается буржуазными философами, социологами, писателями, художниками. Скептицизм в отношении технического прогресса сводится обычно к сомнению, является ли зримый технический прогресс общества одновременно и прогрессом человека? Выигрывает ли человек от развития техники или оно ведет его к духовному обеднению?

Следует подчеркнуть, что подобные сомнения, независимо от субъективных побуждений, хотя и в односторонней, превратной форме отражают реальные противоречия общества, основанного на частной собственности на средства производства. В условиях НТР это деградирующее воздействие капиталистического производства на человека распространяется на самую основу существования и развития человека, на природу, угрожая существованию людей.

С концепцией "затраты-выгоды" тесно связана налоговая концепция защиты окружающей среды. В докладе экономических советников при президенте США за 1971 год указывается, что проблема защиты окружающей среды возникает лишь в случае, если стоимостная оценка ущерба, причиняемого загрязнением, превышает стоимость товаров, производство которых влечет за собой загрязнение (См. "The American Economic Review", 1971, Sept., vol. 61, No 4, pp. 531-537). Каждое юридическое лицо, загрязняющее окружающую среду, должно облагаться особым налогом и компенсировать урон, нанесенный обществу от загрязнения. Выплаты могут производиться также и путем приобретения специальных сертификатов, дающих право выпускать в атмосферу строго определенное количество единиц загрязнения. Президент США предложил увеличивать размер штрафа для предприятий до 10 тыс. долл. в день (См. "МЭиМО", 1972 г., № 8, стр. 85).

Регулируя размер платежа за единицу загрязнения, государство рассчитывает добиться от фирмы существенного ограничения эмиссии остаточных продуктов. Предполагается, что бремя платежей за сброс отходов заставит фирмы перейти к поискам "чистых" технологий и "чистых" продуктов. Однако налоги, штрафы, компенсация не могут явиться эффективным средством в деле снижения загрязнения окружающей среды в условиях современной капиталистической экономики. Господствуя на рынках сбыта, крупнейшие монополии (на долю которых приходится основная часть загрязнения окружающей среды) имеют возможность повысить цены на свои товары и тем самым перекрыть убытки, которые они терпят от штрафов или затрат на очистку отходов. Чтобы нагляднее представить размеры финансирования на охрану окружающей среды, приведем такие сравнительные данные. Западногерманская фирма "Хейнкель", крупнейшее предприятие по производству моющих средств, потратила в 1970 году 15 млн. марок на мероприятия по защите окружающей среды и 100 млн. марок - на рекламу.

Основным недостатком метода штрафов является то, что он в сущности направлен лишь на плату за загрязнение, а не на прекращение загрязнения. Фирме просто предъявляется счет за ущерб, нанесенный окружающей среде. Причем штраф предъявляется фирме лишь в том случае, когда она, во-первых, уже загрязнила окружающую среду, а во-вторых, когда загрязнение превысило установленные стандарты, предельно допустимые нормы. В пределах этих норм предприятия выбрасывают отходы производства в окружающую среду безнаказанно. При этом следует иметь в виду следующее. Обычно контроль производится в ближайшем окружении от предприятия в определенных точках. Контролирующая организация получает сведения не об абсолютном объеме выбрасываемых загрязнителей, а об относительном состоянии в данных точках. Состояние это, уровень загрязнения в данной точке, зависит не столько от абсолютного объема выбросов загрязнителей данным предприятием, сколько от того, насколько загрязнители разбавлены в чистой среде (воде, воздухе). Поэтому фирмы стремятся как можно больше разбавить загрязнители или как можно дальше их разбросать (например, при помощи сверхвысоких дымовых труб), с тем чтобы в контролируемых точках загрязнение не превышало норму. Нормы же в капиталистических странах очень высокие по сравнению с нормами, принятыми в социалистических странах. Так, предельно допустимые нормы некоторых загрязнителей в отдельных странах следующие: хлор в СССР и ЧССР 0,033 куб. см на 1 куб. м воздуха, в ФРГ - 0,5; сероводород в СССР и ЧССР - 0,005, в ФРГ - 0,2; окислы азота в СССР - 0,18, в Лос-Анджелесе (США) - от 3 до 10, в ФРГ - 1,0; сернистый ангидрид в СССР -0,18, в Лос-Анджелесе - 3,0-10,0, в ФРГ - 0,3 куб. см (См. Ж. Детри. Атмосфера должна быть чистой, М., 1973, стр. 211-212). Фирмы-производители не заинтересованы в снижении уровня загрязнения сверх кондиций, установленных стандартами. Известно, что, чем выше степень очистки, тем выше стоимость дальнейшей очистки. Например, удаление 99% загрязнителей из жидких отходов может стоить в 2 раза дороже, чем удаление 90% загрязнителей.

Практически в настоящее время очистка использованных компонентов окружающей среды очень низкая. Согласно данным постоянного секретариата по изучению проблем воды Франции, степень очистки от загрязняющих веществ достигает 20%. В течение ближайших 15-20 лет этот процент предполагается повысить до 80.

В одном из документов Пражского симпозиума по вопросам окружающей среды говорилось: "...Меры по устранению вредных последствий рассматриваются только после того, как проверка установленных параметров или очевидное доказательство, такое как погибшая рыба, покажут, что нарушается один или несколько критериев. В этом случае регулирующий эти вопросы орган должен представить такие доказательства, которые должны показать, что причиной нарушений является какой-то определенный сброс, что само по себе часто является весьма трудной задачей. Превентивный элемент, столь необходимый для эффективного контроля качества, таким образом, отсутствует, и, что очень серьезно, уже нанесен вред окружающей среде. Чаще всего, однако, нарушение, а таким образом, и вред продолжают иметь место до тех пор, пока административный орган не сочтет, что он собрал достаточно доказательств. Тем временем проходит драгоценное время, и за этот период могут произойти вызванные загрязнением события экологического порядка, которые труднее исправить, чем условия, явившиеся результатом первоначального нарушения" (ООН. Европейская экономическая комиссия. Симпозиум ЕЭК по вопросам окружающей среды. Труды и документы Симпозиума, организованного Европейской экономической комиссией ООН и проведенного со 2 по 15 мая 1971 г. в Праге, стр. 173).

В своей политике по охране окружающей среды буржуазное государство всячески защищает интересы монополий и стремится переложить все бремя расходов на плечи трудящихся. Анализируя программу по защите окружающей среды, принятую боннским кабинетом министров, научный сотрудник Немецкого экономического института (ГДР) В. Хан пишет, что принцип, согласно которому издержки по защите окружающей среды должны нести виновники се загрязнения, изложен в программе таким образом, что ответственность за вредные последствия капиталистического производства перекладывается на потребителей. Между тем подлинные виновники, крупные концерны, остаются безнаказанными. Чем больше причиненный ущерб и чем крупнее ответственная за него фирма, тем мягче наказание. Крупнейшие же промышленные концерны вообще остаются безнаказанными, несмотря на ясные официальные предписания ("Berichte", 1972, Nr. 3).

Важным рычагом государственно-монополистического регулирования, который буржуазные правительства уже используют или намечают использовать для поддержания чистоты окружающей среды, являются государственные субсидии монополиям, предприятия которых наносят особенно большой вред биосфере, для помощи в разработке новой технологии, предоставление льготных займов, налоговых скидок и т. д. для стимулирования строительства очистных сооружений. Эти расходы государства непрерывно возрастают.

Мероприятия государственно-монополистического регулирования защиты окружающей среды осуществляются за счет трудящихся, усиливают их эксплуатацию, так как, во-первых, строительство очистных сооружений и разработка новой технологии ведет к росту издержек производства и повышению цен, во-вторых, государственные субсидии и другие льготы для монополий, особо загрязняющих среду, вызывают рост налогов. Если учесть, что большинство населения составляют трудящиеся, то ясно, что именно на их плечи ложится вся тяжесть мероприятий по охране среды.

Экономическая суть затрат на борьбу с загрязнением состоит в следующем. Хотя затраты на строительство очистных сооружений и соответствующие исследования чрезвычайно велики, негативные последствия расширения деградационных изменений среды имеют значительно больший экономический резонанс. По подсчетам Федерального совета по вопросам науки и техники США, около 16 млн. рабочих страдают от вредного воздействия производственных шумов. Согласно подсчетам ФАО, производственный шум ежегодно наносит американской промышленности убытки в размере 4 млрд. долл. Предприниматель несет значительные убытки вследствие сокращепия времени, в течение которого "среднестатистический рабочий" участвует в производственном процессе, поскольку увеличивается заболеваемость, особенно онкологического и психического порядка, понижается производительность труда.

Среди буржуазных социально-экономических концепций защиты окружающей среды важное место занимает так называемая концепция "качества жизни". Понятие "качество жизни" тесно связано с понятиями "потребности", "жизненный уровень" и др.

До недавнего времени при анализе жизненного уровня буржуазная социально-экономическая литература традиционно сосредоточивалась преимущественно на материальном потреблении. За последние десятилетия в жизненный уровень стали включать и такие явления, как социальное обеспечение и свободное время. В последние годы стремятся включить и качество окружающей среды. В связи с этим появился термин "качество жизни".

Концепция "качества жизни" была выдвинута в связи с потерей популярности теории об индустриальном и постиндустриальном обществах и обществе потребления. Становится все более очевидным, что индустриальное развитие и массовое производство товаров в условиях буржуазных общественных отношений не обеспечивает "райской" жизни, опустошает духовный мир человека, ведет к экологическому кризису. Профессор Высшей торговой школы в Галлене (ФРГ) Э. Кюнк в работе "Кризис "общества потребления" и необходимость новой ориентации при определении границ экономического роста" отмечает, что удовлетворение различных потребностей общества невозможно только экономическим путем, и делает вывод, что общество потребления зашло в тупик ("Uniwersitat", Stuttgart, 1972, H. 11). Он считает, что необходима новая модель общества, которая поставила бы во главу угла другие критерии: свободное время и его разумное использование, повышение интереса к культуре, а также благоприятная окружающая среда.

Начало формирования понятия "качество жизни" было положено в книге У. Ростоу "Политика и стадии роста", где он подверг пересмотру свою теорию пяти стадий роста и признал, что "общество массового потребления" уже не является оптимистической перспективой. Он указывает, что намечается новая стадия, сущность который определяется как "поиски качества". Ее основные особенности: рост, социальное благосостояние, законность и порядок, безопасность, благоприятная среда (W. W. Rоstоw. Politics and Stages of Growth, Cambridge, the University Press, 1971).

Понятие "качество жизни" широко используется в социально-экономической литературе Запада. К чему обращаются философы, политические деятели, профсоюзные руководители, представители различных партий п политических течений. Это понятие используется и в литературе, исследующей проблемы взаимоотношения общества и окружающей среды. При этом сформировалась своеобразная концепция "экологического качества жизни". В тех случаях, когда в этой концепции придают решающее значение экономическим факторам, тогда эту концепцию называют еще "экономикой благосостояния".

Концепция "качества жизни" обычно включает много различных факторов, элементов. Так, разработанная западноберлинским центром по прогнозированию система индикаторов для определения "качества жизни" содержит 53 показателя. Однако при общем рассмотрении эти элементы можно разложить па две основные группы, которые, как считают приверженцы этой концепции, связаны между собой законом обратно пропорциональной зависимости: материальные блага (потребление) и качество окружающей среды.

Связь этих компонентов качества жизни Е. Дахмен изображает диаграммой, показывающей, что увеличение одного из компонентов не может произойти без уменьшения другого. "При данном уровне технологии, - говорит Дахмен, объясняя свою диаграмму, - улучшение окружающей среды, несомненно, потребует определенных жертв по отношению к другим компонентам жизненного уровня, главным образом к потреблению. С социально-экономической точки зрения основная задача состоит в достижении оптимального сочетания потребления, с одной стороны, и качества окружающей среды - с другой" (ООН. Европейская экономическая комиссия. Симпозиум ЕЭК по вопросам окружающей среды. Труды и документы Симпозиума, организованного Европейской экономической комиссией ООН и проведенного со 2 по 15 мая 1971 г. в Праге, стр. 342).

Делая упор на качество окружающей среды как один из основных компонентов "качества жизни", буржуазные ученые стремятся не замечать других факторов, непосредственно влияющих па повседневную жизнь трудящихся. На этот "изьян" эпвайропмепталнстской концепции указывает, в частности, один из американских журналов: "Сторонники охраны окружающей среды не представляют себе, что для большинства людей качество жизни прежде всего зависит от наличия работы" ("American Opinion", Febr., 1973, p. 7).

Нетрудно видеть, что попытка установить обратно пропорциональную зависимость материального потребления и качества окружающей среды может послужить оправданием низкого уровня материального потребления трудящихся масс буржуазного общества, использована для того, чтобы сгладить противоречия капиталистического производства, наносящего вред окружающей среде.

Включение состояния окружающей среды в жизненный уровень не является какой-либо особой заслугой буржуазной политической экономии, как это иногда высказывается в западной литературе. Марксистская наука при анализе жизненного уровня никогда не сбрасывала со счетов окружающую человека среду. Как мы уже отмечали, более ста лет назад Ф. Энгельс дал анализ всех сторон и условий жизни рабочего класса Англии. При этом наряду с такими факторами, как заработная плата, личное потребление, условия труда и др., он уделил большое внимание детальному анализу состояния окружающей среды в рабочих районах больших городов. В яркой форме он убедительно показал жизнь английского пролетариата, в которой соединились материальная нищета, духовное опустошение и убивающая все живое среда обитания, указывал на рабочий район, где "грязь, ветхость, мрачность и противоречащий всем требованиям чистоты, вентиляции и гигиены характер застройки этого района" (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 2, стр. 290). Аналогичный анализ условий труда и быта рабочего класса проводили К. Маркс и В. И. Ленин в своих работах.

При этом классики марксизма-ленинизма всегда проводили строго классовый подход, дающий возможность раскрыть то действительное положение, что ухудшение окружающей среды жизни рабочего класса вовсе не означает повышения материального потребления. Чаще всего происходит снижение всех компонентов жизненного уровня трудящихся. Классики марксизма-ленинизма открыли тенденцию к абсолютному и относительному ухудшению положения пролетариата, тенденцию снижения жизненного уровня рабочего класса. Обострение эколого-кризисной ситуации, от которой страдают прежде всего трудящиеся, представляет собой одно из ярких проявлений абсолютного обнищания пролетариата в условиях современного буржуазного общества.

Качество окружающей среды находится в закономерной связи не с материальным потреблением трудящихся, а с развитием капиталистического производства, со всей системой отношений буржуазного общества. "Окружающая среда - отмечается в одном из документов Конференции ООН по проблемам окружающей человека среды - это образ общества, насыщенного ценностями; она отражает возможности и способности этого общества к развитию. Болезни окружающей среды, представляющие собой более чем дорогую цену за прогресс, являются, по-видимому, симптомами глубокого кризиса в развитии современного общества" (Док. ООН. A/Conf.48/9, стр. 18).

Взаимосвязь капиталистической системы хозяйства и качества окружающей среды определяется закономерностью, открытой классиками марксизма-ленинизма. Эта закономерность показывает, что по мере развития капиталистического производства происходит ухудшение окружающей среды. Анализируя капиталистическое промышленное и сельскохозяйственное производство, К. Маркс указывает: "Всякий прогресс капиталистического земледелия есть не только прогресс в искусстве грабить рабочего, но и в искусстве грабить почву, всякий прогресс в повышении се плодородия на данный срок есть в то же время прогресс в разрушении постоянных источников этого плодородия. Чем более известная страна, как, например, Соединенные Штаты Северной Америки, исходит от крупной промышленности как базиса своего развития, тем быстрее этот процесс разрушения. Капиталистическое производство, следовательно, развивает технику и комбинацию общественного процесса производства лишь таким путем, что оно подрывает в то же самое время источники всякого богатства: землю и рабочего" (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 23, стр. 515).

Капиталистическое производство всегда оказывало вредное воздействие на окружающую среду, но особенно это усилилось в условиях научно-технической революции.

Авторы закона обратно пропорциональной зависимости потребления и качества окружающей среды как из чего-то само собой разумеющегося исходят из положения, что развитие капиталистического производства будто бы означает повышение потребления всеми классами буржуазного общества, в том числе и рабочим классом. А поскольку это вызывает снижение качества окружающей среды, то и расплачиваться должны все классы, а главным образом трудящиеся, так как они составляют подавляющее большинство общества.

Развитие капиталистического производства, рост валового национального продукта и в связи с этим увеличение загрязнения среды вовсе не означает, что растет материальное благосостояние трудящихся, их потребление. В одной из своих работ Дж. Гслбрайт иронизирует: "Предпоследний западный человек, застрявший в транспортном месиве и медленно умирающий от угарного газа, вряд ли обрадуется сообщению последнего выжившего человека, что конечный общественный продукт достиг рекордного уровня" ("Business Week", Apr. 11, 1970, p. 82). Констатируя отсутствие общественного удовлетворения по поводу быстрых темпов развития японской экономики, консервативная газета "Джапан тайме" писала в редакционной статье: "Отсутствие энтузиазма является прежде всего следствием постепенного осознания японским народом того, что валовой национальный продукт - это всего-навсего показатель динамики экономической активности на определенном отрезке времени. Народ пришел к выводу, что валовой национальный продукт вовсе не является показателем качественного роста его богатства или повышения реального жизненного уровня... Японцы осознают, что разрыв между валовым национальным продуктом и действительным ростом общественного благосостояния народа становится все большим год от года" ("The Japan Times", May, 1970).

В США совокупный общественный продукт за последние годы значительно увеличился, во много раз повысилось загрязнение окружающей среды, однако уровень жизни 23 млн. американцев, составляющих 11,1% всего населения CШA, находится ниже официальной "черты бедности". Это никак не вяжется с законом обратной пропорциональности материального потребления и загрязнения окружающей среды.

Таким образом, ясно, что никакого закона обратно пропорциональной зависимости материального потребления и качества окружающей среды не существует. Этот закон, как и вся концепция "качества жизни", в руках политиков и идеологов монополистической буржуазии выступает средством идеологической борьбы. Используя заинтересованность всех слоев населения в сохранении окружающей среды, они стремятся придать экологической проблеме в условиях буржуазного общества надклассовый характер, затушевать противоречия капиталистического производства, выдать государственное законодательство по проблемам окружающей среды за заботу об общем благе, истолковать движение против загрязнения биосферы как некую "сверхзадачу", при решении которой должны объединиться все слои и классы, а "внутриобществснные" противоречия должны рассматриваться как нечто второстепенное, несущественное.

Однако, но мере того как все большие слои трудящихся масс втягиваются в борьбу за сохранение окружающей среды, им становится все более ясно, что экологический кризис сеть одно из проявлений кризиса экономической системы капитализма, при которой достижения НТР используются в интересах монополистической буржуазии, во вред подавляющему большинству населения.

Таким образом, угроза экологического кризиса в условиях капитализма вызвала целый поток различных концепций, составляющих особое направление в буржуазной идеологии. Его представители пытаются доказать надклассовый, вне социально-экономический характер экологической проблемы, стремятся снять с капитализма вину за загрязнение окружающей среды, найти в капиталистической экономике средства защиты окружающей среды, преодоления экологического кризиса.

Критический анализ этих концепций показывает, что они находятся в русле традиционной буржуазной апологетики, все их рекомендации и рецепты могут в лучшем случае предложить частичное, узкое, временное решение отдельных вопросов сохранения среды, и притом в любом случае за счет налогоплательщиков, подавляющую массу которых составляют трудящиеся.

Все энвайронменталистское направление, желают того его представители или нет, показывает неспособность капитализма выйти из-под угрозы экологического кризиса. Коренное решение этой задачи лежит только на пути преобразования социально-экономических отношений на социалистической основе.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич - подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001-2018
Вдохновитель и идеолог проекта: Злыгостева Надежда Анатольевна
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://ecologylib.ru "EcologyLib.ru: Экология"