НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЭКО СЛОВАРЬ   ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО  
ВАШ ВКЛАД   ИНТЕРЕСНОЕ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение


Если даже дарвинизм в его современном понимании, как сейчас известно, зародился задолго до Дарвина, то начала экологических представлений восходят вообще к глубокой древности.

Каждый читатель может проделать несложный психологический эксперимент, а именно вообразить себя на месте первобытного человека, озабоченного проблемой пропитания. Все необходимое для себя и своей семьи он должен найти в окружающей его природной среде. К немалому удивлению, многие читатели очень скоро убедятся в собственной беспомощности. Что и где искать? Слепой поиск здесь не годится, ведь в конце концов при этом можно лишь еще сильней проголодаться...

Итак, уже практика собирательства требовала от первобытного человека обширных экологических знаний, и эти знания накапливались от поколения к поколению. Охота, затем скотоводство и, наконец, земледелие ознаменовали дальнейший прогресс экологического природоведения.

Во времена Н. И. Вавилова, специально изучавшего географические центры происхождения культурных растений, считалось, что земледелие зародилось 9 - 10 тыс. лет тому назад. Новейшие археологические находки позволяют оценивать "возраст" земледелия в 15 - 18 тыс. лет. Таков же примерно и возраст некоторых фундаментальных общественных представлений о взаимоотношениях растений и животных с окружающей средой.

К началу античного летосчисления человечество располагало уже огромным опытом преобразования природы. Достаточно заметить, что первые оросительные системы в Юго-Западной Азии появились еще за 5 тыс. лет до н. э., что цивилизация майя за много столетий до новой эры уже пользовалась судоходными каналами, что в древнем Китае приблизительно с 1200 г. до н. э. были организованы регулярные метеорологические наблюдения. Военные походы, географические путешествия и развитие торговых связей способствовали расширению кругозора. И не удивительно, что поэмы Гомера содержат многочисленные экологические сведения, в ретроспективном плане весьма полезные и в наши дни. В античные времена люди уже основательно соприкоснулись с экологическими проблемами городов. В системах античного природопользования случались и чисто экологические просчеты. "Людям, которые в Месопотамии, Греции, Малой Азии и в других местах выкорчевывали леса, чтобы получить таким путем пахотную землю, и не снилось, что они этим положили начало нынешнему запустению этих стран, лишив их, вместе с лесами, центров скопления и сохранения влаги" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 496).

Для советского читателя особый интерес представляет научное наследие греческого историка Геродота (между 490 и 480 гг. - 425 гг. до н. э.), побывавшего на территории Северного Причерноморья, в стране воинственных скифов. В описаниях Геродота имеется множество достоверных географических и экологических сведений. В частности, в них упоминается огромный лесной массив - Гилея - на территории нынешних Нижнеднепровских песков, известных даже по художественной литературе под названием Алешковских. После детальных археологических и палеогеографических исследований последних десятилетий стало ясно, что Гилея была окончательно сведена человеком лишь к XII - XIII вв. н. э. (Мильков, 1978). Лесоводы же на протяжении более 100 лет считали Алешковские пески исконно безлесными (Бодров, 1961).

Широкая картина движения древних славянских племен в 1-м тысячелетии н. э. на европейской территории СССР показана П. Н. Третьяковым (1982). Характерно, что помимо политических отмечаются и чисто экологические причины географической подвижности древних цивилизаций (изменение климата, ухудшение пастбищ, локальная перенаселенность и т. д.). Так, П. М. Долуханов (1979) высказывает предположение, что причиной расселения славян в Южной и Восточной Европе послужил именно экологический кризис. Надо полагать, что к этому времени уже существовали зачатки природоохранного законодательства.

Расцвет Киевской Руси (IX - XII вв.) ознаменовался созданием выдающихся культурных ценностей. В частности, до нас дошли многочисленные летописные источники, позволяющие реконструировать экологическую обстановку той эпохи. Так, украинский лесовод С. А. Генсирук (1975) составил карту лесов Украины 1-го тысячелетия н. э. При сопоставлении этой карты с современной выяснилось, что лесистость территории Украины за последнее тысячелетие уменьшилась в 2 - 3 раза, главным образом в результате хозяйственной деятельности человека.

Любопытно, что даже такое драматическое произведение, как "Слово о полку Игореве", насыщено упоминаниями зверей и птиц, повадки которых характеризуются предельно точно, емко и лаконично. В Русской правде (XI - XII вв.) - своде законов Киевской Руси - имеются статьи, касающиеся охраны охотничьих и бортнических угодий.

Монголо-татарское нашествие (1236 - 1480) явилось для Руси суровым испытанием. Искусства, торговля и ремесла в XIII - XIV вв. пришли в упадок, естественнонаучные знания почти не умножались. Лишь со второй половины XIV в. началось возрождение русской культуры в связи с укреплением экономического и политического влияния Московского государства. Приближалась эпоха крупных географических исследований и обобщений. В 1438 - 1440 гг. московский митрополит Исидор со свитой предпринял поездку через Новгород, Псков, Ригу, Любек во Флоренцию. В 1466 - 1472 гг. Афанасий Никитин совершил свое знаменитое путешествие в Персию и Индию, почти на 30 лет опередив в этом Васко да Гаму. Между тем оборотистые новгородцы еще в 1364 - 1365 гг. проникли в низовья Оби, о чем есть запись в новгородской летописи. В 1483 г. Федор Курбский перешел через Уральский хребет и достиг Иртыша. Холмогорцы к этому времени уже осваивали мореходные пути из Двины на Обь. В 1496 г. московский посол Григорий Истома отправился морским путем в Данию.

Результатом широкого изучения природных ресурсов стала карта Московского государства, составленная примерно в 1525 г. В 1581 - 1584 гг. состоялись походы Ермака. Пределы Русского государства неуклонно расширялись, что возбуждало пристальное внимание к его окраинам. Так, между 1584 и 1589 гг. из Тобольска была снаряжена экспедиция под руководством "московского гостя Луки", которой поручалось пройти до устья Оби и далее к Енисею. Отчет экспедиции содержал "описания островов и рек, птиц и животных, встречавшихся до самого Енисея" и был даже переведен на голландский язык. В 1600 г. на р. Таз был заложен г. Мангазея.

В 1633 - 1636 гг. И. И. Ребров и И. Перфильев прошли по р. Лене до ее устья и дальше морем до рек Яны и Индигирки. М. Стадухин в 1641 г. прошел по Индигирке и дальше морем до Колымы. В. Д. Поярков в 1643 - 1646 гг. обследовал берега Охотского моря. В 1648 г. Ф. А. Попов и С. И. Дежнев проплыли из Ледовитого океана в Тихий. Затем Дежнев совершил путешествие по Амуру. К тем же временам относятся заметки о путешествиях в Китай и Монголию (И. Петлин, Ф. И. Байков, Н. Г. Спафарий-Милеску). С 1686 по 1701 г. известный сибирский энциклопедист С. У. Ремезов составил "Чертежную карту Сибири". В 1697 - 1699 гг. Владимир Атласов прошел от Анадырского острога до крайнего юга Камчатки и сделал превосходное географическое описание полуострова.

Такова краткая хроника русской географической мысли в допетровскую эпоху, в доакадемический период развития отечественной науки. Сотни известных и безвестных землепроходцев умножали общие представления о целых народах, о географическом распределении минералов, растений и животных, лесных, луговых, пахотных, охотничьих и водных угодий, о повадках зверей и птиц, о хозяйственном использовании природных ресурсов. Так закладывался фундамент дальнейших, подлинно научных экологических знаний.

В 1724 г. была основана Российская Академия наук. В отличие от зарубежных академий она была сразу организована как государственное (а не частное или любительское) учреждение, и это обстоятельство в дальнейшем сыграло неоценимую роль в развитии научных знаний.

С 1725 по 1743 г. огромная работа была проделана Камчатскими экспедициями В. Беринга. Вторая Камчатская, или Великая северная, экспедиция (1733 - 1743) даже по нынешним временам являлась грандиозным мероприятием. В ее составе было несколько самостоятельных отрядов, а общая численность участников достигала 570 человек. Так, с 1737 г. в ней был выделен сенатским указом специальный академический отряд (И. Гмелин, Г. Стеллер, С. П. Крашенинников и др.). "Химии и истории натуральной профессор" И. Гмелин своими ботанико-географическими исследованиями и открытиями в Сибири заслужил восхищение знаменитого Карла Линнея. Гмелин же выполнил и ряд работ по фауне Сибири. В свою очередь зоолог Г. Стеллер, сопровождавший Беринга в плавании к берегам Америки, провел не только превосходные фаунистические и сравнительно-морфологические, но и чисто геоботанические исследования. Это были уже настоящие экологические работы. Г. Миллер занимался сбором исторического, географического, экономического, этнографического и археологического материалов по Сибири. Научное содержание так называемого "Сибирского архива" Миллера не исчерпано и до сих пор. С. П. Крашенинников прославился в дальнейшем результатами своих комплексных исследований Камчатки.

В результате исследований, проведенных Северными отрядами второй Камчатской экспедиции, возглавляемыми С. Г. Малыгиным, Д. Я. Лаптевым и Х. П. Лаптевым, было нанесено на карту и детально описано побережье Ледовитого океана от Северной Двины до Колымы. В целом Камчатскими экспедициями был собран колоссальный фактический материал о природе Сибири, Камчатки, Курильских, Командорских и Алеутских островов, а также северной части Японии и северо-западного побережья Америки.

Беспримерный подвиг мужества, изобретательности, а также физической и нравственной выносливости был совершен четырьмя архангельскими промысловиками, с 1743 по 1749 г. вынужденно обитавшими на Шпицбергене (Ле Руа, 1975). Этот потрясающий исторический факт с полным основанием может быть отнесен к области не только физиологии и психологии, но и экологии человека.

В. Н. Татищев (1686 - 1750), намного опережая уровень знаний своего времени, эффективнейшим образом объединил естественноисторическую и географическую мысль с инженерной (конструктивной) и экономической практикой. "География физическая описует о качестве земли, воды и воздуха, от которого большею частью происходят обилия, довольства и недостатки", - писал он в 1745 г. В качестве главного управляющего сибирсними заводами Татищев был инициатором первого описания и картографирования уральских лесов (1721 г.), а также попыток регулирования их промышленной эксплуатации. Еще при Петре I было принято около 60 грамотно составленных природоохранительных законов.

Переворот в естествознании, совершенный М. В. Ломоносовым (1711 - 1765), не миновал и "натуральной истории". С 1758 г. Ломоносов возглавил Географический департамент Академии наук. Именно ему принадлежали инициатива и программа комплексных академических экспедиций, состоявшихся в 1768 - 1774 гг. Ломоносовские идеи были воплощены созданием в 1765 г. "Вольного экономического общества к поощрению в России земледелия и домостроительства". М. В. Ломоносов первым высказал мысли о воздушном питании растений и о воздействии на их рост "электрических сил". Весьма современно звучат его рассуждения о влиянии леса на почву и о роли живых организмов в происхождении нефти, углей и чернозема.

Академическими экспедициями 1768 - 1774 гг. руководили П. С. Паллас (1741 - 1811), И. И. Лепехин (1740 - 1802), И. Фальк (1727 - 1774), С. Г. Гмелин (1745 - 1774) и И. А. Гильденштедт (1745 - 1781). В их составе были Н. Я. Озерецковский (1750 - 1827), В. Ф. Зуев (1754 - 1794), Н. П. Соколов (1748 - 1795), Т. С. Мальгин (1752 - 1819), Н. П. Рычков (1746 - 1784), И. И. Георги (1729 - 1802) и многие другие известные в дальнейшем исследователи. Даже даты жизни в этом блестящем списке впечатляют: экспедиции возглавлялись молодыми людьми.

Научные и прикладные результаты экспедиций невозможно осветить и в самостоятельном солидном труде. Маршруты путешествий охватывали пространства от Кольского полуострова до Забайкалья. Географические, геологические, ботанические, зоологические и экономические наблюдения нередко венчались глубокими обобщениями естественноисторического и природоохранительного порядков. Так, И. И. Лепехин всесторонне разобрался в причинах, масштабах и тенденциях смены хвойных лесов лиственными. В. Ф. Зуев встал у истоков массового экологического просвещения, составив первый русский учебник для средней общеобразовательной школы по естествознанию - "Начертание естественной истории" (1786), - выдержавший пять изданий.

Каспар Фридрих Вольф (1734 - 1794) начал работать в Петербургской Академии наук в 1767 г., еще с 1759 г. заслужив у себя на родине, в Германии, известность своими эволюционными представлениями, подрывающими церковные догматы. Судя по рукописному наследию Вольфа (Райков, 1952), он вплотную подошел к пониманию фактора изменчивости растений, животных и человека в зависимости от условий внешней среды с позиций анатомии, физиологии и эмбриологии.

К началу XIX в. "натуральная история" в России прочно стояла на передовых материалистических позициях и располагала огромным объемом эмпирических и теоретических знаний о живой природе. С 1815 по 1826 г. в России было организовано 15 кругосветных путешествий и 10 арктических экспедиций. После восстания декабристов многие из них посвятили свою жизнь плодотворному исследованию природы Сибири.

История географических и биологических исследований в России XIV - первой половины XIX в. освещена в фундаментальных трудах выдающегося советского географа и биолога Л. С. Берга (Избр. труды, т. I, 1956), а также в первом томе "Истории Академии наук СССР" (1958). Развитие природопользования на Руси за этот же период кратко, но очень обстоятельно отражено в работах сибирского историка А. В. Дулова (1976, 1979).

Самостоятельную страницу в историю экологии вписал профессор Московского университета К. Ф. Рулье (1814 - 1858). Прежде всего он первым в должной мере оценил "экологичность" эволюционных идей Ж. Б. Ламарка (1744 - 1829). Именно Рулье дал исчерпывающее определение экологической среды: "Под наружными условиями мы разумеем все то, что действует на животных снаружи, т. е. воздух, теплоту, воду, почву, растущие на земле растения, живущих на ней животных и самого человека, когда они действуют на какое-либо животное" (1954, с. 30). Наконец, он первым воспротивился "монополии организма" в биологических исследованиях и обосновал необходимость изучения жизнедеятельности естественных сообществ организмов.

Рулье подготовил русскую общественность к восприятию теории Дарвина и воспитал плеяду выдающихся натуралистов уже вполне современного толка (А. П. Богданов, Я. А. Борзенков, Н. П. Вагнер, Н. А. Северцов, С. А. Усов и др.). Влияния естественноисторических идей Рулье не избежали даже революционные демократы А. И. Герцен и Н. Г. Чернышевский. Но лишь в 1866 г. немецкий натуралист Э. Геккель дал определение экологии прежде всего как познания экономики природы. Именно с этого момента экология начала существовать как самостоятельная наука.

Как известно, научное направление, претендующее на статус особой науки, должно обладать тремя атрибутами: собственным (специфическим) объектом, собственным методом и собственной аксиоматикой, или, по словам В. И. Вернадского, "той логической базой аксиом и основных принципов, на которой строятся и научная гипотеза, и эмпирическое обобщение, и математическая или логическая схема-модель, которыми мы пользуемся в научной работе" (1975, с. 20). Каковы же эти атрибуты для экологии?

Содержательный философско-методологический анализ эволюции именно объекта экологии проделан украинским философом Н. Н. Киселевым (1979). В работе Киселева проводится мысль, что экология эволюционировала от исследования отношений "организм - среда" к осознанию проблемы "человек - природа". В такой трактовке привлекает акцент на связи: не организм сам по себе, а именно отношения организма со средой, не человек сам по себе, а человек во взаимодействии с природой - такова специфика объекта экологии.

И. С. Тургенев словами Базарова заметил, что "ни один ботаник не станет заниматься каждою отдельною березой". Увы, здесь великий писатель не прав. И занимались, и занимаются, и будут заниматься, поскольку возможности индивидуального подхода к организмам никогда не исчерпываются, например, в анатомии, морфологии, физиологии, генетике и т. д.

Английским экологом А. Тэнсли в 1935 г. предложено понятие "экосистема". Экосистема - в лаконичном определении - представляет собой всякое устойчивое множество взаимодействующих между собой живых организмов в определенной среде. Экосистема в отличие от близких к ней понятий "биоценоз" и "биогеоценоз" - категория безразмерная, а значит, она применима к любой системе надорганизменного уровня. Биоценоз, биогеоценоз, биосфера - все это системы, обладающие размерностью географического масштаба. Для экосистемы масштаб определяется границами интересов наблюдателя: экосистемой может быть и конкретный биоценоз, и биосфера в целом, и множество биосфер (например, для теоретика), и чашка Петри с ее биологическим содержимым, и космический корабль... Экосистемой не может быть отдельный организм (человек, корова, бактерия), но может быть специфическое население его отдельных органов и тканей (бактериальная флора кишечника, микробное население гангренозной ткани).

Понятие "экосистема" означает в данном случае не столько специфику объекта, сколько специфику подхода к исследованию. Действительно, какую бы конкретную экосистему мы ни взяли, любая может быть одновременно предметом самых разных научных дисциплин. Следовательно, надо разобраться, в чем состоит специфика именно экологического подхода к исследованию экосистем или какие свойства экосистем являются предметом специального интереса именно эколога. Разобраться в этом совершенно необходимо, поскольку дежурное заявление, что эколога интересует экосистема в целом, вряд ли может кого-либо удовлетворить. Но прежде чем искать ответы на эти вопросы, обсудим содержание теоретической базы экологии или области достигнутых в ней эмпирических обобщений.

Первое фундаментальное эмпирическое обобщение, в котором рассматриваются вопросы экологии, принадлежит немецкому путешественнику и натуралисту А. Гумбольдту (1769 - 1859). В 1817 г. им был сформулирован принцип географической зональности в распределении растительности на Земле. Надо заметить, что сходные мысли на полвека раньше высказывал и М. В. Ломоносов. Теперь этот принцип кажется вполне очевидным, но Гумбольдту для его обоснования пришлось совершить множество путешествий. Он сумел возвыситься над уровнем региональных представлений и овладеть чрезвычайно широким подходом к явлениям органической жизни. Гумбольдт же впервые выделил в мире растений предопределенные внешней средой (экологически детерминированные) жизненные формы. Зависимость физиологических отправлений и морфоанатомических особенностей организмов от условий физической среды, отраженная в жизненных формах растений безотносительно к их видовой принадлежности, является руководящим принципом при интерпретации результатов многих экологических исследований.

В 1840 г. немецкий химик Ю. Либих (1803 - 1873), исследуя минеральное питание растений, сформулировал одно из первых эмпирических обобщений ("закон минимума"), названное впоследствии его именем. В современной трактовке этот закон гласит: "Веществом, находящимся в минимуме, управляется урожай и определяется величина последнего во времени" (Одум, 1975, с. 139). Но магистральный путь становления экологии пролегал уже не в этой плоскости.

Еще в 1809 г. французский естествоиспытатель Ж. Б. Ламарк изложил теорию, согласно которой виды растений и животных постоянно изменяются под воздействием меняющихся условий внешней среды. Чарльз Дарвин объяснил механизм этих превращений в своем капитальном труде "Происхождение видов путем естественного отбора" (1859), заложив материалистический фундамент для дальнейшего развития всех отраслей биологии, в том числе и экологии. В 1877 г. К. Мебиус, исследовавший сообщества морских организмов, ввел в употребление понятие о биоценозе как "комплексе организмов, занимающих определенный участок арены жизни" (цит. по Б. А. Быкову, 1973, с. 35). В конце прошлого века В. В. Докучаевым (1846 - 1903) было создано учение о почве как "самостоятельном естественно-историческом теле, которое является результатом совокупной деятельности а) грунта, б) климата, в) растений и животных, г) возраста страны и отчасти д) рельефа" (Докучаев. Соч., т. VII, с. 136) и сформулированы законы географического распространения почв. Работами В. Н. Сукачева (1880 - 1967) были заложены основы новой научной дисциплины - биогеоценологии, объектом которой стали, по меткому выражению Н. В. Тимофеева-Ресовского (1980, с. 69), "элементарные биохорологические (иными словами, территориальные. - В. П.) единицы биосферы Земли...".

Этот список можно было бы продолжить, но достаточно заметить, что становление перечисленных концепций подрывало монополию методологических подходов, в центре которых стоял организм или вид. Интересы натуралистов: лесоведов, болотоведов, озероведов - сосредоточились вокруг жизнедеятельности сообществ организмов в конкретных условиях физико-географической среды, что дало мощный импульс развитию именно экологии.

Ряд эмпирических обобщений, впервые сформулированных или пропагандируемых в гениальном учении В. И. Вернадского о биосфере (1863 - 1945), относится непосредственно к области экологии. При этом уместно заметить, что они сформировались, несомненно, под могучим воздействием идей Докучаева, его "главнейших законов современного почвоведения".

Весьма знаменательно не только в научном, но и в этическом отношении публичное заявление самого Докучаева: "На днях проф. Вернадский получил поручение от Московского университета разобрать сочинения Ломоносова, и я с удивлением узнал от проф. Вернадского, что Ломоносов давно уже изложил в своих сочинениях ту теорию, за защиту которой я получил докторскую степень, и изложил, надо признаться, шире и более обобщающим образом. По его словам, бурый уголь, каменный уголь и чернозем - все это результаты влияния организмов на грунт" (Докучаев. Соч., т. VII, с. 280). Именно Вернадский с его беспредельной эрудицией мог найти и оценить такие сведения, но надо было быть Докучаевым, чтобы отреагировать на них с такой обезоруживающей прямотой.

В последние десятилетия быстрыми темпами развивается популяционная экология преимущественно животных (Шварц, 1969, 1980). Дать исчерпывающее определение популяции непросто, поскольку с позиций генетика, эколога, систематика, ботаника или зоолога в него вносятся свои акценты. Одно из новейших определений формулируется следующим образом: "Популяция - это достаточно многочисленная совокупность особей определенного вида, в течение длительного времени (большого числа поколений) населяющих определенный участок географического пространства, внутри которого практически осуществляется та или иная степень случайного свободного скрещивания, панмиксии, и нет заметных изоляционных барьеров" (Яблоков, 1980, с. 7). Связующим звеном между популяцией и биоценозом является ценопопуляция, представляющая собой совокупность особей данного вида, чаще всего часть популяции, вписывающуюся в рамки конкретного биоценоза. Эта рабочая категория предложена ботаниками Т. А. Работновым (1950) и А. А. Корчагиным (1964, 1966). К сожалению, ее возможности до сих пор недооцениваются, хотя вполне очевидно, что взаимодействия видов, например, в природе осуществляются па уровне именно ценопопуляций. Практически на уровне ценопопуляций проведено и большинство экспериментальных наблюдений, результаты которых можно возвести в ранг эмпирических обобщений, полезных для развития экологии в целом.

Популяционной экологией получено огромное количество ценного эмпирического материала, часть которого обобщили американские биологи Э. Пианка (1981) и О. и Д. Собриги (1982). Можно лишь сожалеть, что в этих сводках не нашли отражения многие, даже основополагающие работы советских ученых.

Подробному анализу теоретической базы экологии посвящена следующая глава, в данном же контексте достаточно отметить, что аксиоматика экологии действительно существует, развивается и оперирует такими фундаментальными понятиями, как экосистема, биоценоз, популяция и т. д. Значит ли это, что они и являются специфическими объектами экологии? Думается, что нет. Перечисленные категории могут быть объектами самых разнообразных научных дисциплин, экологию же интересуют прежде всего связи, коммуникации и взаимодействия, с одной стороны, между особями в популяции, между популяциями в биоценозе, между биоценозами в каких-либо их территориальных объединениях, а с другой стороны, между живыми элементами каких-либо систем и окружающей их средой. Все чаще объектом экологии становятся ситуации, в которых оказываются живые природные системы, главным образом по воле человека.

Можно согласиться с утверждением, что "экология - наука будущего, и возможно, само существование человека на нашей планете будет зависеть от ее прогресса" (Дре, 1976, с. 10). Уместно напомнить замечательную мысль Вернадского, которая им неоднократно подчеркивалась: "В наше время рамки отдельной науки, на которые распадается научное знание, не могут точно определить область научной мысли исследователя, точно охарактеризовать его научную работу. Проблемы, которые его занимают, все чаще не укладываются в рамки отдельной, определенной, сложившейся науки. Мы специализируемся не по наукам, а по проблемам" (1977, с. 89).

Самое ценное в экологии - это ее междисциплинарный подход к тем явлениям материальной действительности, в основе которых лежат биологические законы, но которые все чаще оказываются в сфере социальных, технологических, экономических, политических, юридических интересов. В этом преимущественно прикладном значении экологию и можно определить как систему междисциплинарных научных представлений из области биологии, долженствующую быть теоретической основой рационального природопользования и управления эволюцией биосферы. В этом смысле экологию можно определить еще и как часть или грань общенаучного диалектико-материалистического мировоззрения, обращенную к явлениям материально-энергетического взаимодействия между живыми и косными элементами природы, а также между природой и человечеством. Именно экологии в этом ее значении можно адресовать слова Ф. Энгельса: "Презрение к диалектике не остается безнаказанным. Сколько бы пренебрежения ни выказывать ко всякому теоретическому мышлению, все же без последнего невозможно связать между собой хотя бы два факта природы или уразуметь существующую между ними связь" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 382).

На практике проблематика экологии нередко полностью отождествляется с проблемой охраны природы. На самом же деле экология с последней соотносится примерно так же, как медицина с проблемами здравоохранения. Если рассматривать экологию как часть мировоззрения, как теоретическую основу стратегии и тактики человечества в ситуациях, связанных с любыми воздействиями на природную обстановку, то наиболее актуальными в прикладном значении представляются следующие проблемы:

1. На фоне развивающегося естествознания непрерывный синтез всех его достижений с целью выработки и совершенствования основополагающих теоретических концепций и принципов, раскрывающих законы жизнедеятельности и эволюции биологических систем надорганизменного уровня во взаимодействии с факторами внешней среды.

2. Оценка воздействия на структурно-функциональную организацию и динамику экосистем внешних факторов, связанных с различными аспектами хозяйственной деятельности и промышленного строительства.

3. Разработка теоретических основ конструирования устойчивых биоценозов с заданными Двойствами.

4. Разработка системы естественных биологических тестов, индикаторов и критериев, позволяющих оперативно следить за состоянием экосистем различного ранга и тенденциями в их динамике.

5. Разработка общих принципов, методов и технологии экологического надзора, экологической экспертизы и экологического прогнозирования как специализированных элементов государственного текущего и перспективного планирования.

6. Разработка принципов, методов и специализированных программ массового экологического просвещения.

Как показано коллективом авторов книги "Социализм и природа" (1982), социалистическая система природопользования располагает огромными потенциальными возможностями, но реализовать их можно, лишь сознательно вооружившись современными теоретическими представлениями о законах жизни.

В последующих главах нам придется пользоваться специальными терминами. Надежным пособием для массового читателя может служить "Словарь терминов и понятий, связанных с охраной природы", составленный Н. Ф. Реймерсом и А. В. Яблоковым (1982).

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© ECOLOGYLIB.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ecologylib.ru/ 'Зелёная планета - экология и охрана природы'
Рейтинг@Mail.ru