Пользовательского поиска
Экология
Новости
Библиотека
Законодательство
Эко словарь
Заповеди экологии
Ваш вклад в дело
Вы не поверите!
О проекте




чехол для защиты сиденья автомобиля при перевозке собаки.




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Заключение

На рубеже нового поиска

Мне бы хотелось, уважаемый читатель, чтобы, кончая эту книгу, вы согласились со мной в самом главном: человечество ныне стоит перед выбором - либо полное переустройство жизни на планете и вступление в эпоху ноосферы, либо неизбежная деградация (более быстрая или более медленная -- это уже не столь существенно). Среднего пути нет!

Я, как и многие, верю в то, что люди смогут избежать ужасов ядерной войны. На это у них хватит мудрости, которую им продиктует понимание неизбежности тотальной гибели в случае ядерной катастрофы. Но ведь экологическая обстановка такова, и темпы ее ухудшения столь стремительно возрастают, что продолжение существующей сегодня неконтролируемой деятельности не менее катастрофично. Только в этом случае угасание рода человеческого будет происходить без сполохов ядерных взрывов и огненных торнадо.

Значит, переход к контролируемому, направляемому развитию Природы и общества, то есть вступление в эпоху ноосферы, способной обеспечить дальнейшее развитие цивилизации, - это единственная возможность развития планетарных процессов, при которой вид homo sapiens имеет будущее.

Но этот переход, будучи оправданным и допустимым всей логикой предшествующей эволюции земной жизни, не может совершиться сам по себе. Это, может быть, основное утверждение предлагаемой книги. Нельзя ограничиться ссылкой на разум - люди могут принимать и неверные, гибельные для себя решения. Значит, нам всем предстоит труднейший переходный период. Он окажется действительно бифуркацией, которая приведет к появлению и новой морали, и нового мышления. Понадобятся и новые формы общественного бытия. Они нам не заданы заранее, их надо искать. Этот поиск будет трудным и мучительным, ибо он потребует пересмотра большинства установившихся доктрин. А времени для этого у нас просто нет: поиск следует начинать незамедлительно.

Мне кажется, что в новом «ноосферном мире» сохранятся самые разные формы человеческих и производственных отношений. Нам предстоит жить в мире, где будут соседствовать формы организации производственных отношений, которые мы привыкли относить к капитализму, и разнообразные формы организации производственных отношений социалистического типа. И нам необходимо учиться жить вместе, учитывать взаимные интересы друг друга. Антагонизму и противостоянию, часто на грани войны, придется однажды уступить место разнообразным договоренностям и совместной регламентации действий, в том числе и действий внутри страны, поскольку они тем или иным образом затрагивают интересы, и особенно экологическую стабильность, соседних государств. Такова реальность.

Из сказанного следует, в частности, что к числу привычных доктрин относится и наше понимание суверенитета. Далеко не все, что мы можем делать в своем доме, нам дозволено, ибо наш дом теперь - это вся планета. Поскольку внутренние дела того или иного государства могут оказывать влияние не только на соседей, но и на всю планету, то и пересмотр представлений о суверенитете неизбежен. Да он, по существу, уже и начал происходить. В этих условиях мне представляется неизбежным резкое усиление в самом ближайшем будущем роли Организации Объединенных Наций и повышение значения международных правовых отношений. Так, в частности, должно появиться международное экологическое право подобно тому, как однажды возникло морское право, а совсем недавно и право космическое!

Экологическое право необходимо уже сегодня. В самом деле, ведь перенос загрязнений не знает государственных границ. Такие явления, как «кислые дожди», например, на севере Европы - это результат промышленной деятельности прежде всего Англии и ФРГ, а также других стран Центральной Европы. Их заводы выбрасывают в атмосферу огромное количество продуктов, содержащих окислы серы и других вредных химических соединений.

Существует явление, которое в метеорологической литературе называется западным переносом. В результате вращения Земли «хаотическое» движение воздушных масс всегда имеет некоторую общую составляющую, определяющую перемещение воздушных масс преимущественно с запада на восток.

Мы это хорошо знаем по собственному опыту: плохая погода всегда приходит в Европу из Америки. Из-за этого явления страны часто оказываются в неравноправном положении. Так, например, границы Советского Союза с запада на восток пересекает в четыре раза больше атмосферных загрязнений, чем в обратную сторону. Другой пример - это большие реки. Скажем, Рейн или Дунай пересекают многие государства и несут огромное, количество вредных веществ из одной страны в другую.

Подобные обстоятельства не могут не создавать сложнейших конфликтных ситуаций, нуждающихся в правовом анализе.

Еще один пример подобного рода - это крупные национальные проекты, вроде переброски стока рек. Сейчас уже многие понимают, что их экологическое воздействие не ограничивается отдельным регионом или даже собственной страной, а затрагивает экологические условия и соседей. Поэтому подобные акции должны быть строго регламентированы, требуют глубокой научной проработки и должны управляться определенными правовыми нормами при соответствующей системе контроля.

Заметим еще, что для оценки последствий подобных крупномасштабных проектов недостаточно исследований локального характера - они необходимо должны носить международный характер или подвергаться международной экспертизе, проводимой под эгидой Организации Объединенных Наций. Я думаю, что одним из ближайших крупных актов ООН будет создание международного института «Оценки экологической перспективы». Необходимость подобного мероприятия уже ставится на повестку дня и оказывается предметом серьезных обсуждений.

Надо отдать себе отчет в том, что количественная оценка последствий любой крупномасштабной производственной деятельности - проблема необычайно трудная. Вернее сказать, это всегда комплекс сложнейших проблем, для которых нет и никогда не будет универсальных рецептов. Поэтому их изучение, создание специального мониторинга и соответствующих методик количественного анализа потребует организации больших коллективов и кооперации международных усилий. А без объективных исследований, без строго научного анализа и научно обоснованных оценок, принятых Организацией Объединенных Наций и поддержанных авторитетом международной группы ученых, говорить о создании правовых основ «международной экологии» более чем бессмысленно. Но и без такой системы правовых норм и органа, решения которого будут обязательны для всех стран, жить уже невозможно. Следовательно, как бы к экологической проблеме сейчас ни относились «сильные мира сего», Организации Объединенных Наций придется принять на себя обязанности международного экологического эксперта и международного «экологического судьи».

Но принятие на себя подобных функций приведет неизбежно к качественному изменению роли ООН в жизни планеты, в судьбе отдельных стран и регионов. В самом деле, ведь подобные акции контроля, анализа, выработки судебных решений, создание системы международного экологического мониторинга, создание специальных информационных систем, открытых для всех членов Организации Объединенных Наций, - это все прерогатива специальных служб, свойственная некоему «международному государству». Можно еще много говорить о том, чем должны заниматься подобные службы: это и новые системы фундаментальных исследований, и новые модели, и многое другое. Но самое главное, что должно отличать будущую ООН от той организации, которая существует сегодня, - это то, что решения, вырабатываемые этими международными экологическими службами, должны будут иметь силу закона для всех стран планеты.

Итак, хотим мы того или нет, но существование экологического императива потребует придания Организации Объединенных Наций определенных правительственных функций. Однако это приведет к целому ряду новых вопросов. И самый трудный из них - вопрос о некой организации, которая окажется способной реализовать возникающий правопорядок, создать систему служб и исследований, необходимых для дальнейшего развития рода человеческого и его цивилизации в условиях экологического императива. Этот вопрос неизбежно вызывает еще один, для нас не менее значительный: какое займет место социализм в новой грядущей единой общественной структуре планеты?

Не должно быть иллюзий и утопий: это единство будет сложным и противоречивым, что не раз уже подчеркивалось в этой книге. В мире еще долго будут существовать обе социальные системы - капитализм и социализм, и между ними неизбежно будет сохраняться состояние противостояния и соревнования. И та общественная структура планеты, которая возникнет, должна оказаться способной преодолевать их противоречия.

В то же время обе системы все время будут трансформироваться как под действием этих противоречий, так и вследствие изменений внешних условий жизни на Земле. Неизбежно будет множиться количество возникающих форм социальной и производственной организации общества. Социальная организация будет меняться, адаптируясь к изменяющимся условиям жизни, и изменять, в свою очередь, условия жизни. Социализм в Китае не будет похож на социализм Советского Союза, а тем более ГДР, так же, как мало похожи капитализм США и Японии.

Но несмотря на растущее разнообразие организационных форм как капиталистического, так и социалистического обществ, свидетелями которого мы уже являемся, экологический анализ, как мне кажется, предоставляет нам разнообразные аргументы для того, чтобы утверждать неизбежность такой трансформации капитализма, которая будет приближать его структуры к структурам социалистическим.

И главный из этих аргументов - появление самого экологического императива. Он показывает, что всегда существовавшие противоречия между природой и обществом качественно обострились и уже превращаются в важнейшую особенность современного этапа истории человечества. Без их преодоления цивилизация не имеет будущего - об этом я уже говорил. Преодоление этих противоречий, в свою очередь, требует развития принципов планомерности, целенаправленного использования не только ресурсов планеты, но и технического и интеллектуального потенциалов всего общества, то есть целенаправленного регулирования человеческой активности.

Все это возможно, однако, лишь в том случае, если основные средства производства будут находиться в руках общества, то есть когда будет преодолено основное противоречие всех досоциалистических формаций - противоречие между общественным характером производства и частным характером потребления и использования продукта общественного труда.

С другой стороны, преодоление этого противоречия - необходимое условие обеспечения коэволюции человека и биосферы, перехода человечества в эпоху ноосферы. В каких бы формах ни происходило преодоление указанного противоречия, какие бы при этом ни высказывались социальные и политические теории, на самом деле переход к эпохе ноосферы станет путем социалистического переустройства мира. Если угодно, путем качественной перестройки традиционного капитализма.

У нас принято отрицательно относиться к так называемой теории конвергенции, понимая под этим термином постепенное сближение (слияние) социализма и капитализма, установление на Земле некой единой социальной организации. Я полностью разделяю такое отрицательное отношение к этой теории и глубоко убежден, что конвергенция не может состояться в принципе, ибо она противоречит основному закону любого эволюционного развития - увеличению разнообразия организационных форм материального мира. Этот закон справедлив в равной степени в мире косной, то есть неживой материи, в мире живого вещества и в развитии общества.

И в то же время, как бы ни эволюционировали общественные, производственные и социальные структуры, они должны быть способными обеспечивать реализацию экологического императива, направленность и планомерность развития производительных сил общества и общества в целом, то есть приобретать черты, свойственные социализму. Вот почему я утверждаю, что при всем различии социальных структур их дальнейшее развитие неизбежно должно будет приобрести некоторую общую, социалистическую составляющую.

В конечном счете, именно социализм в его бесконечно разнообразных формах - это я особенно считаю нужным подчеркнуть - окажется той рациональной организацией общества, которая сформируется в эпоху ноосферы. Такой мне представляется реальность, такой я вижу тенденции развития нашего мира. Это видение естественника, пытающегося представить себе модель ближайшего этапа развития того, что мы привыкли называть биосферой, содержащей такой очень важный для нас ее элемент, который называется человеческим обществом.

* * *

Заканчивая наши беседы, дорогой читатель, я хотел бы вернуться к замечательной мысли К. Маркса о том, что однажды наступит время, когда различные науки начнут сливаться в единую науку о Человеке. Я думаю, что мы стоим на пороге этого времени. И ту науку, которая возникнет, может быть, следует назвать наукой о развитии ноосферы. Человеку всегда свойственно стремление создать общую картину мира, в которой его конкретные знания не только были бы связаны между собой, но и позволили бы увидеть самого себя, свое место в том многообразии фактов и процессов, которое способно регистрировать наше сознание - свое место в мире.

Человеку всегда свойственно стремление заглянуть в завтрашний день. Хотя бы немного увидеть то, что может ожидать всех нас, оцепить возможности повлиять на это будущее. Помогает ему в этом изучение тенденций развития всего происходящего.

Наука о развитии ноосферы как раз и должна отвечать этим потребностям человечества и наметить пути развития того этапа мирового эволюционного процесса, в который вступает наша планета.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич - подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001-2017
Вдохновитель и идеолог проекта: Злыгостева Надежда Анатольевна
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://ecologylib.ru "EcologyLib.ru: Экология"