Пользовательского поиска
Экология
Новости
Библиотека
Законодательство
Эко словарь
Заповеди экологии
Ваш вклад в дело
Вы не поверите!
О проекте




Подробная информация пресс термовакуумный у нас.




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Общее мнение ученых

Проблема серьезного научного анализа последствий ядерной войны, и в том числе климатических последствий, привлекла теперь внимание и усилия ученых многих стран. И то понимание предмета, которое уже сейчас существует в мире, - это действительно плод совместных усилий большого международного коллектива ученых, работавших параллельно и часто независимо в различных странах - ФРГ, США, СССР...

Идеи, постановки задач, методы анализа злободневных научных проблем рождаются практически одновременно в разных странах - это некое универсальное свойство современной жизни. То же произошло и с идеей провести анализ климатических последствий ядерной войны. Она тоже родилась не только у нас в стране. Как мы это узнали в ноябре 1983 года, аналогичное исследование было проведено в США профессором Шнейдером в Национальном центре климатических исследований в Боулдере.

31 октября - 1 ноября 1983 года в Вашингтоне состоялась грандиозная конференция «Мир после ядерной войны», организованная американскими учеными К. Саганом и П. Эрлихом, которые и сделали два основных доклада. Затем с докладом Вычислительного центра АН СССР выступил В. В. Александров - руководитель группы ВЦ АН СССР, которая занималась проблемами моделирования климата, и создавший вместе со своими сотрудниками один из основных блоков системы «Гея». В своем докладе он рассказал о тех расчетах, которые были проведены у нас, и о том понимании проблемы, которое сформулировалось в Вычислительном центре Академии наук СССР.

На том же заседании выступил профессор Шнейдер, представивший доклад Национального центра климатических исследований. В своем докладе он также дал анализ климатических последствий ядерной войны. В нем так же, как и в докладе нашего Центра, были изложены результаты расчетов, полученные с помощью крупномасштабной климатической модели (так условно называлась модель, позволяющая проводить грубый анализ особенностей общей циркуляции атмосферы).

Однако модель Центра США существенно отличалась от нашей. И это было естественно. Мы не знали о работах друг друга и шли разными путями.

Американцы исследовали только атмосферные движения. И в этой части их модель была значительно точнее нашей (мы работали с простейшей двухслойной моделью атмосферы). Но зато система моделей ВЦ АН СССР описывала не только собственно атмосферные явления, но и взаимодействие атмосферы и океана.

Океан - огромный аккумулятор тепла. Энергетику атмосферы определяет прежде всего взаимодействие океана и атмосферы. Игнорировать перенос тепла из океана в атмосферу, как уже говорилось, можно лишь при изучении явлений, протекающих на коротких интервалах времени. Вот почему американские математики провели надежный расчет лишь для первых 24 дней после катастрофы. В конце первого месяца после ядерных пожаров уже нельзя пренебречь влиянием океана. Этот резервуар тепла будет качественно менять характер циркуляции атмосферы и, конечно, смягчать суровые условия «ядерной зимы». Но те перепады температур, которые возникнут между атмосферой и океаном, приведут еще к целому ряду побочных явлений. Они были нами исследованы, поскольку с помощью нашей системы моделей оказалось возможным провести расчет на времена порядка года после катастрофы.

Эволюция войны
Эволюция войны

Таким образом, Вычислительный центр АН СССР и Национальный центр климатических исследований США работали с моделями, весьма отличными друг от друга. И поскольку наша модель учитывала влияние океана, нам удалось нарисовать более полную картину. Но, наверно, сегодня это различие в характере моделей и исследований не так уж и важно. Гораздо важнее то, что картины первого месяца «ядерной зимы», полученные в Центре США и у нас, практически совпадали. Оказались идентичными не только общая качественная картина «ядерной зимы», но очень близкими были и экстремальные значения температур и их положение на земной поверхности.

Советские и американские специалисты независимо друг от друга, работая с разными моделями, используя различные вычислительные средства и методы, пришли к однозначному результату - и это самое главное. Человечество имеет теперь совершенно новое, основанное на точных научных данных представление о том, каковы будут последствия ядерной войны. И этот факт переоценить невозможно. Он имеет огромное общечеловеческое значение. И его роль в сознании людей, в становлении их мировоззрения, в выработке политических и военных доктрин с годами будет только расти.

Совпадение советских и американских результатов имеет еще одно очень важное следствие. Я несколько раз подчеркивал большой уровень неопределенности, который неизбежно присутствует в подобных исследованиях, Поэтому для ученых, для судьбы дальнейших исследований очень важны любые подтверждения справедливости нашего анализа - ведь прямые эксперименты не поставить! Совпадение результатов расчетов, проведенных в Москве и Боулдере, является одним из важных аргументов, подтверждающих справедливость полученных выводов.

Но не только это. Я специально подчеркнул, что модель атмосферы, которую использовали в США, была значительно точнее нашей, а результаты оказались практически идентичными. Этот факт является косвенным подтверждением справедливости гипотезы, положенной в основу наших исследований. Вот она: для описания таких экстремальных ситуаций, какой является ядерная война, и получения глобальных оценок следует использовать прежде всего грубые модели.

На основе данных, полученных о климатических сдвигах, возникших в результате пожаров, нетрудно уже оценить и экологические последствия ядерной войны. Приведем некоторые соображения на этот счет.

Поскольку практически на всей поверхности материков температуры окажутся отрицательными, то все источники пресной воды замерзнут, а урожай почти на всем земном шаре погибнет. К этому надо добавить еще и радиацию, интенсивность которой на огромных территориях превзойдет смертельную дозу. В этих условиях человечеству не дано будет выжить. Может быть, уцелеют отдельные группы людей, упрятанные в специальные бункеры, или обитатели отдельных маленьких островов в экваториальной зоне Мирового океана. Но и их дни в той пустыне, в которую превратится наша планета, будут, вероятно, сочтены. Как показывают расчеты, слой озона, поглощающий сегодня жесткое излучение Солнца (ультрафиолетовые лучи), будет почти уничтожен. Это еще одно дополнение к тому радиационному фону, который возникнет и который для всего живого, а особенно для человека, губителен.

Таким образом, - подчеркнем это еще раз, - ядерный удар сам по себе несет с собой возмездие. Кто бы ни нанес первый удар, в каком бы районе планеты это ни случилось, произошел бы ответный удар или нет, в любом случае никому не удастся пережить катастрофу. И того, кто нажмет кнопку пускового устройства, ждет такая же судьба, как и жителей городов, подвергшихся атаке. Та же участь уготована и тем странам, которые никакого участия в войне принимать не будут.

Но погибнет не только человечество. Погибнут тропические леса и все то, что живет под их пологом: даже в течение короткого времени они не смогут вынести отрицательных температур. Судьба северной растительности и лесов средней полосы будет в значительной степени зависеть от того, в какое время года произойдет катастрофа. В самом деле, значительная часть растений Северного полушария находится зимой в состоянии анабиоза. Да и многие животные находятся в состоянии спячки. В этих условиях большинство растений и животных может перенести дополнительное похолодание.

Если же катастрофа случится летом, то судьба северной флоры и фауны будет мало чем отличаться от судьбы тропического леса. В самом деле, лиственница, например, зимой может вынести практически любые морозы, а летом она немедленно погибнет даже при относительно небольших отрицательных температурах.

Судьба жизни в океанах также будет весьма трагичной. Но причина ее гибели будет иной, так как температура воды в Мировом океане практически не изменится. Существует понятие «трофических цепей» - так принято называть пищевые цепочки, такие, например, как трава - скот - люди. Траву едят коровы, овцы и другие травоядные. А ими, в свою очередь, питаются люди. Таких цепей существует множество. Они между собой пересекаются, образуя затейливый клубок.

Так вот, основа всех трофических цепей в океане - это фитопланктон, те микроскопические водоросли, которые способны осуществлять реакцию фотосинтеза, то есть с помощью энергии Солнца восстанавливать растворенный в воде углекислый газ, превращая его в углерод живого вещества и кислород. Для того чтобы жить и давать начало любой другой жизни в океане, фитопланктон нуждается в Солнце. А его-то как раз и не будет! Сможет ли фитопланктон в течение года вынести отсутствие солнечного света - основы его жизнедеятельности?

Ответить на этот вопрос очень непросто. И у ученых здесь нет единого мнения. Нельзя исключить, например, возможности того, что вся биота, будет отброшена к той эпохе, когда на Земле господствовали прокариоты, то есть к эпохе первобытных водорослей, которые жили 3,5 миллиарда лет назад в тех невероятных условиях, которые существовали тогда на нашей планете. Они относительно легко могут перенести и смертоубийственные для других видов дозы радиации, и ультрафиолетовое излучение Солнца.

Я уже говорил о том, что представить себе состояние биосферы, когда после просветления атмосферы все снова вернется в свое равновесное спокойное состояние, очень непросто. Любая нарисованная нами картина будет «гаданием на кофейной гуще». Тем не менее несколько замечаний я все же позволю себе сделать.

Биосфера - я в этом уверен - сохранится. Жизнь не будет целиком снесена с поверхности Земли. На ней сохранятся ее очаги, которые снова дадут начало новому развитию. В. И. Вернадский заметил, что, несмотря на катаклизмы, которые, безусловно, были в истории планеты, несмотря на смены климата и другие факторы, которые приводили к полной перестройке биосферы, объем биомассы в биосферах прошлых времен был практически одним и тем же. Жизнь, живое вещество удивительно быстро приспосабливались к новым условиям и после каждой катастрофы быстро заполняли все возможные экологические ниши, все те области нашей планеты, которые как-то могли быть приспособлены для жизни. Воистину справедливы слова о том, что «Природа не терпит пустоты!».

Но что собой будет представлять эта новая обедненная биосфера? После «ядерной зимы» высшие животные вряд ли смогут сохраниться или долго просуществовать при высоком уровне радиации и потоке солнечного ультрафиолета, который не будет задерживаться поврежденным озонным слоем, - их ждет гибель или вырождение. А когда восстановится слой озона, сказать очень трудно. Во всяком случае, мне представляется, что та биосфера, которая может возникнуть после ядерной войны, вряд ли будет пригодна для жизни человека. Во всяком случае... в первый миллион лет!

Результаты советско-американских исследований, которые были доложены впервые в 1983 году на конференции «Мир после ядерной войны» кто-то назвал антиядерной бомбой. И вот эту-то «антибомбу» следует использовать с максимальной эффективностью. Наука должна внедрить в сознание всех: ядерная война означает ликвидацию разумной жизни на Земле.

Ядерная война означает для человеческого мира вечную ночь.

После окончания конгресса «Мир после ядерной войны» состоялся телемост Вашингтон - Москва. Он связывал зал отеля Шеротон в Вашингтоне, где проходил конгресс, и зал телецентра в Останкине. Каждый из участников, в каком бы зале он ни сидел, видел на больших экранах другой зал, отстоящий от него на 10 тысяч километров. Он не только слышал, но и видел каждого из выступающих. Мог задать любому из них вопрос, где бы тот ни находился. Сама по себе эта картина была весьма впечатляющей - наглядная демонстрация современных возможностей телевидения, вычислительной техники и спутниковой связи!

Мне, как руководителю советской делегации на вашингтонском конгрессе, было предоставлено слово. И, говоря из Вашингтона, я обращался прежде всего к моим коллегам в Москве, которых я видел перед собой в Останкине, чью реакцию на мои слова я видел. В своем кратком выступлении я назвал имена тех сотрудников Вычислительного центра АН СССР, которые вынесли основную тяжесть работы, и попросил их - они были в этот момент в Останкине - показать несколько диаграмм. А в заключение сказал о том, что самым важным итогом прошедшей конференции было, вероятно, совпадение результатов расчетов, проведенных в Советском Союзе и в США. Проведенных совершенно независимо друг от друга! Это заставит, наверное, людей лучше поверить в то, что их ждет, если однажды какой-нибудь маньяк развяжет ядерную войну. А в заключение телемоста академик Е. П. Велихов, который был в Останкине, подводя итоги дискуссии, произнес фразу, очень точно отражающую ту новую ситуацию, которая теперь сложилась в мире: «Теперь стало всем ясно, что ядерное оружие уже не инструмент политики и даже не инструмент войны. Это инструмент самоубийства».

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич - подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001-2018
Вдохновитель и идеолог проекта: Злыгостева Надежда Анатольевна
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://ecologylib.ru "EcologyLib.ru: Экология"