Пользовательского поиска
Экология
Новости
Библиотека
Законодательство
Эко словарь
Заповеди экологии
Ваш вклад в дело
Вы не поверите!
О проекте








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Дайте лесу отдохнуть!

Как же совладать с рекреационными нагрузками - этим неизбежным следствием поиска "отдушин" жителями городов? Нельзя ли позаимствовать идеи из самой природы? Ведь и в естественных условиях есть ситуации, когда один из участников экосистемы выступает в роли потребителя по отношению к другому. Вспомним такие пары, как растительноядное животное (фитофаг) - кормовое растение, хищник - жертва, паразит - хозяин. Однако взаимоотношения членов этих пар обычно хорошо сбалансированы: животное-фитофаг никогда не съедает кормовые растения дочиста, не оставив резерва для возобновления и устойчивости существования их популяции, иначе ему самому потом грозит голодная смерть. Такое же равновесие устанавливается и в других названных выше случаях. Иными словами, в природных ситуациях типа "потребитель - потребляемый объект" существует саморегуляция, предохраняющая второй член этой пары не только от полного уничтожения, но и от чрезмерного угнетения. (Конечно, бывают и исключения, например массовые вспышки вредителей леса и др.)

К сожалению, этого нельзя сказать о взаимоотношениях человека и природных объектов, в том числе и при рекреационной деятельности. Чем сильнее нарушена растительность, тем больше дискомфорт для самих отдыхающих, и, тем не менее, это не останавливает их поток. В жаркие летние дни даже такие, казалось бы, мало привлекательные для отдыха места, как пригородные пустыри и вытоптанные берега небольших водоемов (попросту говоря, крупных луж), бывают усеяны загорающими горожанами, которые не задумываются о том, что после них остатки растительности могут исчезнуть буквально до последней былинки... А рыболовы, готовые терпеливо простаивать часами на берегах городских и пригородных прудиков, чтобы выловить последних рыбешек?

Нет, на механизмы саморегуляции рассчитывать не приходится. Ясно, что регулировать рекреационные нагрузки на природу можно, лишь ориентируясь на такие чисто человеческие качества, как способность к плановым действиям, научно обоснованное самоограничение на базе осознанной необходимости. Иными словами, главный расчет - на планирование рекреационных нагрузок и экологическое воспитание горожан.

Первый шаг к планированию рекреационных воздействий на природу вокруг и внутри городов - определение допустимых нагрузок. Но если речь идет о каких-то пределах, значит, степень нагрузки должна быть выражена в количественных единицах.

Проходя по 'диким' тропинкам в пригородных парках больших городов, многие тысячи отдыхающих не только уничтожают травяной покров, но и разрушают верхний слой почвы, оголяя корни деревьев. Скорее всего, этим березам осталось не так уж долго жить...
Проходя по 'диким' тропинкам в пригородных парках больших городов, многие тысячи отдыхающих не только уничтожают травяной покров, но и разрушают верхний слой почвы, оголяя корни деревьев. Скорее всего, этим березам осталось не так уж долго жить...

Существуют разные способы количественной оценки рекреационных нагрузок: например, определение плотности нагрузки (число человек на гектар), ее интенсивности (то же в час), суммарного пути, пройденного людьми в единицу времени, и др. А как учесть число отдыхающих? Для этого применяют разнообразные методы - от прямого подсчета на "пробных" участках и анкетирования до способов, заимствованных из практики изучения пассажиропотоков на транспорте, в частности установку фотоэлектрических счетчиков при входах в лесопарки, на пристани и т. д. На небольших территориях возможно даже нанести на карту распределение отдыхающих, подобно тому как ботаники картируют распределение растений и растительных сообществ. Интересен опыт использования за рубежом своеобразных "топ-томеров" - множества кусочков тонкой проволоки, покрашенных под цвет почвы и воткнутых в землю. Подсчет сбитых или втоптанных проволочек дал возможность определить не только "тяжесть" рекреационных нагрузок, но и направление маршрутов отдыхающих.

Для оценки состояния растительности под влиянием рекреации также предложены различные количественные показатели: процент площади вытоптанных участков, соотношение устойчивых и неустойчивых к вытаптыванию видов и др. Степень устойчивости растительного покрова иногда определяют с помощью экспериментальных методов, моделирующих влияние рекреантов.

С этой целью, например, применяют такую любопытную процедуру, как "экспериментальное вытаптывание": по опытной площадке ходят специальные операторы, причем учитывается число проходов или время хождения, вес оператора, характер его обуви и т. д. В других опытах пользуются установкой с трамбовочной доской, которая, падая с заданной высоты, имитирует вытаптывание. А для определения устойчивости к вытаптыванию газонных трав пускают по газонам экспериментальный каток (роллер).

Пока еще не существует общепринятых норм допустимых рекреационных нагрузок для разных ландшафтов и типов растительности. Инструкции по проектированию пригородных лесопарков дают разноречивые цифры (например, в Белоруссии - 2,5 чел./га, на Украине - 16 чел./га), но они не учитывают неодинаковую устойчивость разных природных объектов. Научная разработка предельных рекреационных нагрузок позволяет определить эти нормы для разных типов леса, с учетом их положения в рельефе, почвенных условий и т. д. Так, в Подмосковье для ельников с покровом из кислицы предельная нагрузка составляет 11-12 чел./га, для дубрав - 20, березняков - 25-30 чел./га; в лесопарковой зоне Ленинграда для тех же типов леса - соответственно 4, 11 и 19 чел./га.

Но как соблюдать нормы допустимых рекреационных нагрузок? Ведь в действительности они нередко превышаются во много раз. По подсчетам белорусских ученых, зачастую рекреационные территории используются с нагрузкой от 68 до 620 чел./га.

Очевидно, желательны какие-то меры, регулирующие посещения загородной природы. Если на первой и второй стадиях рекреационной дигрессии еще допустимо стихийное распределение отдыхающих по территории, то уже на третьей необходима своего рода "канализация" их потоков, чтобы уменьшить, как говорят специалисты, "коэффициент проникновения людей". Это может быть прокладка специальных прогулочных маршрутов по благоустроенным дорожкам, идущим по живописным местам и одновременно уводящим от наиболее уязвимых или нарушенных участков. (Кстати, о дорожках. Неоднократные опросы рекреантов показывали, что большинство предпочитает пользоваться в лесах дорогами: около 80% - грунтовыми, около 10% - асфальтовыми.) Умело формируя привлекательные пейзажные группы из деревьев и кустарников, можно регулировать направление потока рекреантов, защищая растительность с ее же помощью.

Рекомендуется также создание в лесопарках таких притягательных для рекреантов объектов, как пейзажные поляны, места для костров, отдыха и игр, обзорные площадки с красивыми видами ("бельведеры"), пруды для купания, плантациц экзотических растений. В этом плане заслуживает внимания устройство Новокавголовского лесопарка под Ленинградом, где, кроме хорошо спланированной и ухоженной сети прогулочных дорожек с деревянными скульптурами, посетителям предоставлена возможность увидеть необычных для наших широт обитателей - зубробизонов. К их местожительству обычно и устремляются главные потоки отдыхающих.

Благоустройство рекреационных территорий должно включать и защитные меры для растительности. Например, вокруг групп ценных древесных пород рекомендуется создавать плотные посадки кустарников (лучше даже колючих).

Рекреационные территории вокруг городов рационально разделить на несколько зон с разным режимом использования, а чтобы защитить от неумеренной нагрузки пригородные районы, можно создавать "перехватывающие центры" на пороге города - места для кратковременного отдыха горожан (в частности, между Ленинградом и районами Карельского перешейка).

Ну, а если полностью остановить поток рекреантов и закрыть поврежденные участки от посещений, можно ли рассчитывать, что пострадавшие леса "выздоровеют"? Иными словами, обратима ли рекреационная дигрессия* способен ли растительный покров к восстановлению?

К сожалению, пока еще очень мало возможностей на практике наблюдать восстановление лесов, разрушенных рекреацией. И все же они есть. Например, в подмосковных лесах были случаи резкого уменьшения наплыва "неорганизованных" рекреантов, в том числе ограничения их доступа в леса из-за опасности пожаров, отведения потоков ко вновь организованным базам отдыха и др. Были и многолетние эксперименты с полным прекращением рекреации. Так, еще в 50-х годах на несколько лет были закрыты пострадавшие от рекреации территории парка Московской сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева. Да и сейчас в подмосковных лесах кое-где можно увидеть таблички: "Лес закрыт на ремонт".

Оказалось, что в "отдыхающем" лесу довольно быстро начинаются процессы восстановления. Исчезают агрессивные, но недолговечные сорняки, уступая место вначале луговым травам, а затем и лесной флоре; внутри куртин накапливается подстилка, появляются всходы древесных пород и кустарников, восстанавливается благоприятный для лесных растений микроклимат. Уже за шесть-семь лет куртины возвращаются к первоначальному "лесному" облику. Однако на вытоптанных участках растительный покров, естественно, "приходит в себя" гораздо медленнее и на полное возрождение лесного сообщества требуется 20-25 лет. Примерно таков же срок его формирования при создании искусственных куртин на месте тех рекреационных лесов, где изменения стали уже необратимыми. Еще дольше восстанавливается лесная растительность на участках с особо сильным уплотнением почвы: в литературе описаны случаи зарастания лесом заброшенных дорог - на это понадобилось не менее 50 лет.

Итак, рекреационная дигрессия обратима, но вряд ли можно рассчитывать на такую коренную меру восстановления пригородных лесов, как поочередное закрытие их участков для доступа отдыхающих на длительные сроки. Во-первых, эта мера связана с большими трудностями (и техническими, и психологическими), а во-вторых, закрытие одних участков леса неизбежно вызовет усиление рекреационных нагрузок в других, где дело может дойти до необратимых разрушений растительного покрова. Вероятно, гораздо разумнее проводить "рекреационную политику" с научно обоснованным планированием нагрузок и потоков отдыхающих.

Сравнительно быстро поддается восстановлению нарушенная рекреацией растительность в черте городской застройки. Проходя по новосибирскому Академгородку, можно увидеть табличку: "Лес на отдыхе" - это означает, что тот или иной участок городского леса временно (обычно на 4-5 лет) полностью защищен от посещений и прохода жителей. К "отдыху" добавляется еще и "лечение": рыхление уплотненной почвы, удобрение, подсев лесных трав и т. д. Такая разносторонняя помощь пострадавшему лесу дает возможность в сравнительно короткие сроки привести его в состояние, близкое к первоначальному.

Успешный опыт восстановления нарушенной рекреацией пригородной и городской растительности вселяет надежду: ситуация не безнадежна, природные экосистемы обладают определенной "упругостью" - способностью вернуться в исходное состояние после снятия деформирующей нагрузки. Надо только не превышать предел допустимых нагрузок, чтобы изменения не стали необратимыми, иными словами, чтобы отдых утомленных "благами" урбанизации горожан "на лоне природы" не привел к уничтожению этой столь желанной для них возможности.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич - подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001-2017
Вдохновитель и идеолог проекта: Злыгостева Надежда Анатольевна
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://ecologylib.ru "EcologyLib.ru: Экология"