Пользовательского поиска
Экология
Новости
Библиотека
Законодательство
Эко словарь
Заповеди экологии
Ваш вклад в дело
Вы не поверите!
О проекте




http://mobilecity59.ru/xiaomi ремонт мобильных телефонов xiaomi в перми.




предыдущая главасодержаниеследующая глава

В жилом районе

Человеку издавна было свойственно стремление иметь рядом со своим жильем деревья и кустарники, но не в виде плотного, густого леса, а в более разреженном его варианте. В самом деле, в лесной зоне человек частично вырубает деревья вокруг жилья (или заменяет лес сравнительно редкими посадками), а в районах, лишенных леса, сажает деревья вокруг дома. Об обитателях же открытых участков безлесных областей в древних рукописях можно прочитать: "Он беден, у него нет тени". На этом основании известный эколог Э. Одум приходит к выводу, что, человек по своим вкусам и пристрастиям - существо "опушечных экосистем".

В старинных городах были традиционны малые сады вокруг жилья. Так, в Санкт-Петербурге в 1836 г., по сведениям министерства внутренних дел, насчитывалось 1688 садов. Однако были и участки городов с одним-двумя "пленными" деревьями во дворах-"колодцах", и целые города, почти лишенные зелени. Например, Ф. Достоевский писал из сибирской ссылки:

 "Омск - городишко гадкий... Деревьев почти нет. Летом - зной и ветер с песком, 
 зимой - буран. Природы я не видел". 

(Стоит отметить, что в наши дни Омск прочно занимает место среди наиболее озелененных городов страны и долгое время держал первенство по площади насаждений на одного жителя.)

В прошлые века постоянным источником пополнения городской флоры был подвоз фуража для конного транспорта. Возок с сеном можно было увидеть не только где-нибудь на окраине, но и на одной из центральных улиц Санкт-Петербурга - Садовой, близ Пажеского корпуса. И. Шарлемань. Пажеский корпус (б. дворец Воронцова) со стороны Садовой. 1853 г.
В прошлые века постоянным источником пополнения городской флоры был подвоз фуража для конного транспорта. Возок с сеном можно было увидеть не только где-нибудь на окраине, но и на одной из центральных улиц Санкт-Петербурга - Садовой, близ Пажеского корпуса. И. Шарлемань. Пажеский корпус (б. дворец Воронцова) со стороны Садовой. 1853 г.

В современной планировке городов под озеленение жилых кварталов отводится значительная часть площади. В свое время Ле Корбюзье мечтал о том, что жилища в городах будущего займут не более 12% пространства, а остальную территорию - зелень. На совещании в Союзе архитекторов в 1983 г. указывалось, что по генплану любого города более 55% территории должно отводиться под зеленые насаждения, водоемы, реки, причем норма зеленых насаждений в границах города должна составлять от 7 до 21 м2 на одного жителя (в зависимости от величины города, географической зоны и других факторов).

В прошлые века постоянным источником пополнения городской флоры был подвоз фуража для конного транспорта. Возок с сеном можно было увидеть не только где-нибудь на окраине, но и на одной из центральных улиц Санкт-Петербурга - Садовой, близ Пажеского корпуса. И. Шарлемань. Пажеский корпус (б. дворец Воронцова) со стороны Садовой. 1853 г. (деталь)
В прошлые века постоянным источником пополнения городской флоры был подвоз фуража для конного транспорта. Возок с сеном можно было увидеть не только где-нибудь на окраине, но и на одной из центральных улиц Санкт-Петербурга - Садовой, близ Пажеского корпуса. И. Шарлемань. Пажеский корпус (б. дворец Воронцова) со стороны Садовой. 1853 г. (деталь)

С укрупнением застройки и реконструкцией городов изменяются площади и территориальное распределение зеленых насаждений, меняется и сам подход к озеленению. Так, в послевоенные годы в ряде городов (Москва, Ленинград, Минск) было принято плотное озеленение в центрах жилых кварталов, с применением крупномерного посадочного материала - взрослых деревьев. Но спустя десятилетия деревья разрослись, создав, как говорят архитекторы, дискомфортную среду (нарушив освещение и проветривание, затенив окна первых этажей и т. д.). В дальнейшем, при застройке по микрорайонам, озеленение приняло форму дворов-полян и дворовых посадок свободной планировки. В ряде случаев жилая застройка органично включила участки естественной растительности. Известными примерами таких ландшафтных удач служат районы Жирмунай и Ладзинай г. Вильнюса или г. Сосновый Бор в Ленинградской области, где естественный сосновый лес, по выражению архитекторов, активно вошел в жилую структуру города. Интересно, что в последнее время при проектировании малых городов (например, города-спутника Москвы - Зеленограда-2) архитекторы возвращаются к идее небольших зеленых "московских двориков".

Кажется, что дикая флора только и ждет, когда представится возможность занять в городе любые доступные местообитания, где человек не будет мешать расти, - как в этом парке, недавно закрытом на ремонт
Кажется, что дикая флора только и ждет, когда представится возможность занять в городе любые доступные местообитания, где человек не будет мешать расти, - как в этом парке, недавно закрытом на ремонт

Немалую роль в озеленении дворов и внутриквартальных территорий играют усилия самих жителей. Посадить хотя бы несколько кустов или грядку цветов, ухаживать за ними, наблюдать за их ростом, радоваться цветению - большая отрада для горожанина. И результаты порой бывают удивительными. Примером может служить двор одного из домов по Дибуновской улице в Ленинграде. В конце 40-х годов это была обыкновенная строительная площадка. Но уже через несколько лет стараниями жильцов-новоселов на ее месте появились посадки, которые к настоящему времени превратились в небольшой дворовый сад, уютный и тенистый. Весной здесь цветут кустарники: миндаль Ледебура, форзиция, калина буль-де-неж (Снежный шар), вишня войлочная, жасмин махровый и др. Под ними - россыпь ранневесенних диких цветов: голубых пролесок, светло-лиловых хохлаток и печеночниц, темных фиалок. Летом среди зелени кустарников вьется китайский лимонник, рдеют цветы стелющейся японской айвы. А осенью взор привлекают яркие плоды калины, боярышника, рябины, белые шарики плодов снежноягодника.

Так постепенно крупные города изгоняют дикую флору. Растения, живущие по берегам р. Мойки, обречены на исчезновение, как только набережная полностью оденется в гранит. К. Беггров. Вид моста, построенного через Мойку и устье Екатерининского канала. 1828 г.
Так постепенно крупные города изгоняют дикую флору. Растения, живущие по берегам р. Мойки, обречены на исчезновение, как только набережная полностью оденется в гранит. К. Беггров. Вид моста, построенного через Мойку и устье Екатерининского канала. 1828 г.

Интересен опыт самодеятельного использования дикой флоры для озеленения дворовых территорий. Жители Москвы наряду с культурными декоративными растениями выращивают во дворах и на внутриквартальных территориях около 70 диких видов. Наибольшей любовью горожан пользуются красивоцветущие виды с лесных полян и опушек, и на первом месте среди них - ландыш. Внутридворовые цветники из диких видов популярны и в зарубежных городах: например, в Мюнхене насчитывается более 300 дворов с такими цветниками, в Западном Берлине - около 500. Немаловажная деталь: в этих цветниках нередко находят долговременный и надежный приют редкие и охраняемые виды, почти исчезнувшие в природных условиях. Но не всегда, к сожалению, труды жителей по озеленению приводят к желаемым результатам. Вот что пишут архитекторы: безликость новых кварталов, а также обычное отставание озеленения вызывают приливы энтузиазма у новоселов, которые вопреки всем правилам и нормам плотно засаживают деревьями и кустарниками придомовые участки, не задумываясь над тем, что эти посадки через несколько лет лишат жителей первых этажей солнца и света, не говоря уж об эстетических качествах такого озеленения. Что ж, приходится признать правоту специалистов...

Обратите внимание на дату в правом нижнем углу гравюры П. Шиллинговского. После социальных потрясений - революции, гражданской войны, разрухи - Петрограду было не до городского благоустройства и даже в таких торжественных местах, как площадь у Ростральных колонн, появились заросли рудеральных сорняков. П. Шиллинговский. Ростральная колонна. 1922 г.
Обратите внимание на дату в правом нижнем углу гравюры П. Шиллинговского. После социальных потрясений - революции, гражданской войны, разрухи - Петрограду было не до городского благоустройства и даже в таких торжественных местах, как площадь у Ростральных колонн, появились заросли рудеральных сорняков. П. Шиллинговский. Ростральная колонна. 1922 г.

Впрочем, не только со стихийной деятельностью жителей, но и со взглядами некоторых ученых-экологов приходят в противоречие установившиеся в зеленом строительстве, привычные для архитекторов формы городского озеленения. Так, эстонский эколог В. Мазинг считает, что сложившиеся идеалы архитекторов - редкостойные посадки деревьев в сочетании с газонами, иными словами, "саванноподобный" облик растительности вокруг жилых домов, - уже не отвечают напряженной экологической обстановке современного города. По его мнению, чтобы городская растительность действительно могла играть средоохранную роль и защищать горожанина от пыли, дыма, шума, радиации, нужно резко повысить нормы густоты посадок и сажать деревья плотными массивами, пусть даже ценой частичного затенения домов и закрытия обзоров. Конечно, в таком случае придется пересмотреть привычные эстетические представления об открытых газонах и цветниках, увидеть, что и в городе возможна красота естественных форм растительности.

Петербургское Марсово поле ('Царицын луг') в прошлые века представляло собой огромную лужайку в центре города с разнообразной травянистой растительностью. Поскольку эта территория служила для парадов, пеших и конных учений войсковых частей, а также просто для прохода и проезда, здесь наверняка были обильны придорожные виды растений, устойчивые к вытаптыванию. И. Иванов. Вид Царицына луга от Верхнего сада. 1814 г. (внизу - фрагмент).
Петербургское Марсово поле ('Царицын луг') в прошлые века представляло собой огромную лужайку в центре города с разнообразной травянистой растительностью. Поскольку эта территория служила для парадов, пеших и конных учений войсковых частей, а также просто для прохода и проезда, здесь наверняка были обильны придорожные виды растений, устойчивые к вытаптыванию. И. Иванов. Вид Царицына луга от Верхнего сада. 1814 г. (внизу - фрагмент).

Какие же виды растений поселяются (или поселены рукой человека) близ жилых построек? Следует сразу подчеркнуть, что в районах города, занятых жилыми кварталами, условия для произрастания растений гораздо разнообразнее, чем в центре. К местообитаниям, о которых шла речь в подразделе "Среди асфальта и камня", добавляются еще такие, как внутриквартальные посадки, частные сады, палисадники и огороды (в небольших городах), заросшие обочины улиц, пешеходные тропинки и т. д. В жилых районах чаще, чем в центре, озеленены дворы. Соответственно, здесь богаче набор и экологическое разнообразие видов (тем более что и условия для жизни растений не столь суровы, как в центре). Это неоднократно отмечали флористы для самых разных городов.

Поскольку перечислить все виды растений - наших ближайших соседей по жилому кварталу - явно невозможно (да и в разных городах их набор различен), мы называем ниже лишь основные группы растений и их местообитания.

Деревья и кустарники из обычного фонда городского озеленения, растущие в плановых и самодеятельных посадках. В последних встречаются и некоторые виды-экзоты, а также плодовые культуры.

Травы на газонах, лужайках и других участках травянистой растительности во дворах и близ домов. Наряду с обычным для ухоженных газонов ассортиментом трав здесь бывает много растений - "самовольных" поселенцев, и среди них - ряд синантропных сорняков (лопух, чистотел, крапива и др.), встречаются и одичавшие "беглецы" - из культуры. Эта группа растений особенно обширна и разнообразна в малых (так называемых "сельских") городах, где при домах сохранились сады, палисадники, огороды. В последнем случае к обычной флоре жилого района присоединяются и некоторые типичные сельскохозяйственные сорняки. (Впрочем, иногда клочки частных огородов встречаются и в крупных городах, например даже в суперурбанизированном Токио, всего в 20 мин езды от центра.)

Придорожные виды, хорошо выносящие вытаптывание (о них подробнее см. в разделе "Вокруг городов"). Они обильны по обочинам улиц, пешеходных дорожек и тропинок. Легко проследить полосу таких видов (например, лапчатки гусиной) там, где вопреки намерениям планировщиков по газонам прокладываются "дороги общественного мнения". (Кстати, в ряде стран стихийно возникающие сети таких самовольных дорожек отмечают с вертолета и затем включают в окончательную планировку.)

Декоративные цветочные культуры в плановых и самодеятельных посадках (в том числе, как говорилось выше, и некоторые виды дикой флоры).

Растения, используемые в вертикальном озеленении, для украшения стен, оград, балконов. В последнем случае флора особенно разнообразна: наряду с декоративными цветочными видами любители выращивают на балконах овощные культуры, а иногда и целые кустарники и деревья.

Кроме перечисленных, в жилом районе мы наверняка встретим и другие группы растений, уже знакомые по обзору растительного мира центра города: здесь есть и "взломщики асфальта", и растения, случайно поселившиеся на стенах, крышах, оградах, и мхи и лишайники на стволах деревьев, и т. д.

Богатый набор видов растений, принадлежащих к рудеральной и сорной флоре, сохраняется на незастроенных участках даже в центре города. Такие обширные пустыри, например, были нередки в XIX в. в самом сердце Санкт-Петербурга, близ здания Двенадцати коллегий. А. Тозелли. Панорама Петербурга, снятая с башни Кунсткамеры (фрагмент). 1817-1820 гг.
Богатый набор видов растений, принадлежащих к рудеральной и сорной флоре, сохраняется на незастроенных участках даже в центре города. Такие обширные пустыри, например, были нередки в XIX в. в самом сердце Санкт-Петербурга, близ здания Двенадцати коллегий. А. Тозелли. Панорама Петербурга, снятая с башни Кунсткамеры (фрагмент). 1817-1820 гг.

Упомянем в заключение о двух не совсем обычных формах озеленения, предложенных архитекторами в последние годы для увеличения комфортности среды жилого района. Одна из них - проектируемая в г. Галле система озелененных шумо-защитных стен высотой до 5,5 м, которые должны оградить жилой квартал от уличного грохота (притом могут использоваться и виды дикой флоры). Другая - предложение озеленять не только дворы, но и крыши жилых зданий. Как выяснилось в экспериментах, газоны на крышах - неплохой теплоизолятор, защищающий верхний этаж от перегрева: если летом температура поверхности обычной крыши доходит до 70°С, то "травянистой" - не более чем до 25°С (что наверняка ощутимо для жителей верхних этажей).

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич - подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001-2018
Вдохновитель и идеолог проекта: Злыгостева Надежда Анатольевна
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://ecologylib.ru "EcologyLib.ru: Экология"